электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


 Классика и современность

 

   

Архив статей 2014г.

 

Василий Александрович Сухомлинский глазами Л.Г. Богомоловой

№ 1 (132) январь  2014г.


Л.Г. БОГОМОЛОВА, заслуженный учитель школы Марийской АССР, ветеран труда, ветеран Оршанского педагогического училища, Россия
О.МАКАРОВА, выпускница училища

 

Эта статья является обобщением Л.Г. Богомоловой многолетнего изучения особенностей педагогической системы Сухомлинского, которое представлено ею не от себя лично, а в формате «третьего лица».

Василий Александрович Сухомлинский (1918-1970 гг.) - выдающийся советский педагог, Герой Социалистического Труда, член-корреспондент АПН СССР, заслуженный учитель Украинской ССР. На протяжении своей педагогической деятельности он занимался проблемами воспитания и развития школьников. «Сердце отдаю детям» - одна из немногих в современной педагогической литературе книг, завоевавших признание педагогов и родителей. Воспоминания о личной встрече с В.А. Сухомлинским, записи из интервью о нем, взятые Людмилой Григорьевной Богомоловой по воспоминаниям учителей, работавших с Сухомлинским в Павлышской средней школе, директором которой он являлся, его друзей- единомышленников, как бы высвечивают эту незаурядную личность. Иногда даже мелкий штрих помогает лучше узнать и понять большого человека.

«Наш директор Василий Александрович Сухомлинский отвечал всем требованиям, которые предъявляют руководителю школы. Прежде всего, он хорошо знал педагогический процесс, был широко и многосторонне эрудированным человеком, воспитывал у педагогов и детей интерес к знаниям, духовному обогащению, учил мыслить и любить человека. Был он человеком необычайно богатого и разностороннего склада ума, необычайно чуткий и деликатный», - говорит Н.А. Литвиненко, директор музея имени Сухомлинского, характеризуя личность Василия Александровича Сухомлинского.

«Сухомлинский был цельной, глубокой натурой, человек обаятельный, умный, человечный. Склонность к размышлениям, к анализу у него, видимо, была с юных лет. Будучи школьником, он засиживался до двух, трех часов ночи и что-то писал в школьную книгу» (из беседы с хозяйкой квартиры, где жил В.А. Сухомлинский в школьные годы).

«Будучи директором, он выписывал почти все педагогические и методические журналы нашей страны и много зарубежных. При нас принесли почту. Газеты и журналы завалили весь диван, на стол легла груда писем. Сначала В.А. Сухомлинский просмотрел письма, быстро пробегая их глазами и раскладывая их в три стопки. Из двух-трех писем зачитав нам их отрывки, отложил их в сторону со словами: «Очень интересные письма, над ними надо подумать». Еще в школьные годы Сухомлинский начал делать выписки и вырезки из книг, газет, журналов. К концу жизни у него было собрано множество различных выписок и вырезок, которые были разложены по разделам в папки с тысячью названиями, и все аккуратно подклеено и подчеркнуто. Личная библиотека к концу жизни достигала двадцать двух тысяч томов», - вспоминает Людмила Григорьевна. «Удивительным было его умение общаться с людьми, от самых маленьких и до пожилых. На- ходить общий язык, темы для разговоров: никто не чувствовал неловкость, разговаривая с ним».

«Это был человек большой эрудиции, глубоких знаний и обширных интересов, - продолжал характеризовать Сухомлинского директор музея Литвиненко Н.А., - он вел все предметы учебного плана, кроме физкультуры».

Учительница математики Галина Григорьевна Арещенко: «Я очень была удивлена, когда после посещения моего урока математики в десятом классе Василий Александрович стал анализировать мой урок не только в плане методическом, но и с точки зрения полноты содержания, он сделал мне замечание относительно неиспользованных мною связей изучаемого с ранее изученным. И хотя я знала уже, что он словесник, я не удержалась и спросила учителей, давно знавших Василия Александровича, кто он по специальности. Под- твердили, что он словесник. Но я имела еще много случаев убедиться в том, что он хорошо понимал и знал математику».

Василий Александрович Сухомлинский очень хорошо знал украинскую, русскую и мировую литературу. Читал на память Пушкина, Есенина, Лермонтова, Шевченко, целые главы романа Толстого «Война и мир». Хорошо знал школьные учебники, помнил, на какой странице какое правило, какая тема, какой параграф. Знал пятнадцать языков, из них на двенадцати говорил. С ним удивительно легко было разговаривать. Мысль собеседника он понимал с полуслова, как бы косноязычна и неумело она ни была высказана. Возражения выслушивал терпеливо, а потом очень последовательно, тактично и убедительно доказывал их ошибочность. Сухомлинского же дети любили. Они не просто прислушивались к каждому его слову, но и пытались подражать любимому учителю в делах и поступках. А это и есть духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения, которому великий педагог учил не только словом, но и делом, живым примером. Это был человек изумительной нравственной чистоты и благородства, у Василия Александровича никогда слова не расходились с делом. Призывая учителей любить детей, изучить их духовный мир, быть для них старшим другом, он сам безгранично, всей душой любил детей и посвятил им свою жизнь. Василий Александрович был замечательным семьянином, прекрасно воспитывал своих детей – сына и дочь. Он был принципиальным, непримиримым к злу, жестокости во всех их проявлениях. Он был мужествен во всем – и в открытом бою, когда с оружием в руках сражался с фашистами, защищая родную землю. И в своих трудах, отстаивая свои убеждения, твердо уверовав, что они помогут воспитать всесторонне развитого человека, и в своей практической работе, когда учил и воспитывал ребят, исправляя их души, искалеченные минувшей войной, ужасами оккупации, а также атмосферой бессердечности, равнодушия, безразличия к человеческой судьбе, создавшейся в отдельных семьях.

Одна из выпускниц Павлышской средней школы говорит: «Когда я слышу слово «Отчизна», в моем сердце звучит голос моего первого учителя Сухомлинского. Вспоминаю осеннее солнечное утро. В ярком убранстве стоят деревья. Мы, шумная детвора, идем в школу. С милой улыбкой встречает нас Василий Александрович. С его улыбки начиналась для нас школа. И мы, дети, тянулись к нему, словно молодая поросль к солнцу. Он вел нас в дивный мир очаровательной сказки. Открывал красоту окружающего мира, доносил до нашего сердца музыку слова».

Высокий, худощавый, смуглый. Высокий лоб, темные волосы, правильные черты лица, большие грустные черные глаза. Удивительные глаза! Спрашивал ли он, утверждал ли, размышлял вслух или задумывался - глаза его были неизменно печальными. Нет, не надо думать, что он разговаривает с тобой, а сам в это время думает о чем-то скорбном. Нет! Он весь в разговоре, он очень заинтересован. И в глазах необычайная заинтересованность, ожидание ответа. И вместе с тем, в глубине где-то боль, застывшая боль. Вот он смеется (а смеется он нечасто, но от души), а глаза светятся смехом на мгновение, и опять – та непроходящая боль во взгляде. Таким запомнился Василий Александрович Людмиле Григорьевне Богомоловой.

Людмила Григорьевна никогда не удовлетворялась достигнутым и постоянно пополняла свой педагогический багаж. Труды Василия Александровича были ей известны, она с упоением читала его статьи. Она мечтала с ним лично познакомиться, предварительно отправила письмо в Павлыш. И вот из Павлышской школы пришел ответ: «Приезжайте в мае». Весной 1967 года, в апреле, во время работы в Советском районе МАССР, Людмила Григорьевна с завучем по производственному обучению Помыткиной Фаиной Васильевной организовали поездку в Павлыш. Встретили их радушно, Василий Александрович оказался потрясающе прост и тактичен. Интересовался он, как мы приехали, и так получалось, что больше спрашивал он, особенно в первый день. Беседа всегда текла так, что Василий Александрович сначала выслушивал наше мнение, а уж потом излагал свое. О его чуткости говорит хотя бы такой случай. В первый день после приезда марийские педагоги попросили разрешения сходить на любой урок в старших классах к опытному учителю.

«У нас много хороших учителей, - ответил Сухомлинский, – вот например, еще молодая, но очень умелая учительница математики Вовченко Галина Яковлевна. Сейчас у нее будет урок геометрии в восьмом классе, я как раз собрался к ней на урок. Приглашаю вас пойти вместе со мною. Галина Яковлевна, - сказал он, обращаясь к молодой учительнице, - вот товарищи из России хотят посетить ваш урок, вы разрешите?» Галина Яковлевна от неожиданности так растерялась, что чуть не уронила классный журнал. Уже прозвенел звонок на урок, а молодая учительница еще не овладела собой. Тогда Сухомлинский вдруг заговорил с ней об ученике ее класса, который несколько дней уже отсутствовал. Он спрашивал о том, была ли она дома у него, какое у него здоровье, настроение, когда врачи разрешат вновь посещать школу. Во время этой неожиданной беседы гости школы нетерпеливо переминались с ноги на ногу, недоумевая: «Что случилось? Ведь звонок уже был?» Но беседа продолжалась неторопливо, Василий Александрович убедился, что Галина Яковлевна успокоилась. И урок провела спокойно, уверенно и блестяще!

Стиль работы В.А. Сухомлинского

Самое характерное, что отмечала Людмила Григорьевна в стиле работы Василия Александровича Сухомлинского, - это постоянное размышление, постоянное осмысливание фактов, постоянный анализ: анализ урока, анализ факта, явления; анализ дня; анализ работы учителей, анализ работы класса, школы за полгода, за год, за десятилетие. Сухомлинский от всех требовал четкости, точности в работе, слаженности, пунктуальности во всем.

Распорядок рабочего дня В.А. Сухомлинского

Начало рабочего дня - в 5.00, очень часто в 4.00 утра в течение всех двадцати двух лет директорства. Работа в кабинете - с 5.00 до 7.00. Обход школы, хозяйства - с 7.00 до 7.30. «Его острое око замечало все, что надо сделать: «Ольга Иосифовна, со стороны виднее, я сегодня ходил и видел, там заросло». Через два дня проверит непременно. Каждую былинку, каждую соринку заметит» - говорит О. И. Степанова, биолог. С 7.30 до 7.45 - разговор со своим заместителем по хозяйственной части, затем пятнадцать минут – разговор с техническим персоналом. Во время уроков он вообще не занимался хозяйственными вопросами. 8.00 - утренняя встреча учителей и учеников. С 8.00 до начала занятий он у входа в школу, а занятия начинаются в 8.30. «Все годы, пока я училась, первым, кого я видела, приходя в школу, – это был наш директор, встречал нас с улыбкой и вопросами», - из рассказа Рыбачук Нины, выпускницы школы. «Он подходил к тем, кто невесел, у кого на лице печаль. Он радовался за тех, кто приходил радостный и добрый», - ученица Валя Прокопенко. «Удивительным было его умение по каким-то при- знакам, штрихам, улавливать настроение детей, их неприятности, их огорчения и радости. Иной раз и не спросит ни о чем, а учителю говорит: «Мария Ивановна, поговорите сегодня с Сережей. У него дома должно быть что-то случилось». И как всегда он был прав», – говорит Галина Григорьевна Арищенко – учительница математики.

Взаимоотношения «директор – учителя» и «директор – учащиеся»

Ничто человеческое не было ему чуждо: любил он праздники на лоне природы, любил петь украинские песни, умел остроумно шутить, никогда не зазнавался, не стучал по столу, даже не повышал голоса. Но все учителя и ученики его слушались и горячо любили. Сам В.А. Сухомлинский очень любил детей. Любовь к детям была естественной потребностью его души. Что бы ни было в школе, все делалось для ребенка. Он не разрешал к при- езду гостей готовить показательные парады. Он говорил, что дети должны быть детьми во всем, и считал, что они, прежде всего, замечают всякую фальшь в поведении взрослых, и это отрицательно влияет на их воспитание.

«В школе должно быть все направлено на то, чтобы обогатить духовный мир ребенка, сделать его человечным, гуманным, добрым», - часто повторял Василий Александрович гостям из России.

К каждой беседе с детьми он всегда тщательно готовился и требовал того же от учителей. Василий Александрович не терпел грубостей, обид, окриков ни по отношению к ученикам, ни по отношению к учителям. Учитель не может воспитывать доброту, человечность у детей, если он сам терпит обиды. Сухомлинский умел заставить работать творчески, вдохновенно. Он побуждал и учителей и учащихся к поиску. Важно еще то, что Сухомлинский очень бережно собирал и сохранял их труд. Не потерян ни один доклад учителя, ни одно ученическое сочинение. Все хранится. Творческие работы учащихся всех классов собраны в тома рукописного журнала «Наше творчество» (более десятка томов). Результаты педагогических раздумий и выводов павлышских учителей изложены в их рукописном журнале «Педагогическая думка» («Педагогические размышления») – около двадцати томов, творчество младших школьников собрано в сборник «Сказки» (около пятидесяти томов).

Василий Александрович Сухомлинский чутко чувствовал пульс школы, был в курсе всех дел. В любой момент он знал, какой учитель, в каком классе, что изучает. Когда мы приехали, представились ему, выразили желание посетить уроки, познакомиться с опытом работы лучших учителей школы, Василий Александрович, не под- ходя к расписанию, без предварительной беседы с учителями, сказал нам: «Я вам очень рекомендую сходить на урок «мысли» - это мы так называем урок среди природы – к учительнице 1 класса М.Н. Верховининой. У нее завтра должен быть такой урок. Тема его, кажется, «Весна пробудила все». Очень интересно проходят уроки внеклассного чтения у Р.К. Зазы. Вы сможете посмотреть этот урок тоже завтра. И он тут же составил план наших посещений уроков с учетом наших пожеланий. Рекомендовал побывать на занятии с дошкольниками, сходить на кружок к замечательному умельцу, заведующему мастерской Андрею Антоновичу Ворошило. Посетив урок, мы идем с ним в учительскую, - продолжает рассказ Люд- мила Григорьевна. «Здравствуйте! Я пока здоров. Как ваше здоровье?» - говорит он. Интересуется, нет ли у кого недоразумений, что кому неясно. Выслушивает. Даст совет, затем идет на свои уроки или уроки учителя. В учительскую в перемены не заходил, но после четвертого урока непременно заходил в учительскую и всех подбадривал, шутил, анекдоты рассказывал и отправлял на урок с хорошим настроением», - говорит Людмила Григорьевна Богомолова.

О посещении и анализе уроков

«На уроки он ходил часто, иной раз двенадцать- пятнадцать уроков кряду к одному учителю. Вот было сначала страшно, бывало, он сидит на уроке, все пишет и пишет, он, наверное, писал больше, чем я говорила. Вот, что интересно, сидит он за последней партой, видит только затылки учеников, а когда начинает анализировать, так удивительно, как он все заметил, как увидеть успел «Знаете, Ольга Иосифовна, - говорит он, – Петя начал вас понимать только тогда, когда вы последний опыт объяснили. И знаете, что ему было неясно? Ну про- сто уму непостижимо!» (О.И. Степанова в интервью Людмиле Григорьевне).

При посещении и анализе урока необходимо обращать внимание на то, как раскрывается, в чем выражается на уроке интеллектуальная жизнь педагога, его кругозор, его духовные интересы. Будучи интеллектуально ищущим, пытливым человеком, В.А. Сухомлинский не мог не обращать внимание на то, чем живет учитель, какую литературу он читает, какое место в его методической работе и повседневной жизни занимает книга, как он следит за достижениями науки и достоянием культуры. Он сам лично выписывал книги учителям, но делал это деликатно, чтобы не обидеть.

Важной составляющей процедуры анализа урока В. А. Сухомлинский считал то, как учитель ставит цель урока. Неумение учителя ставить конкретную цель урока директор считал существенным недостатком его методической работы.

Особую роль на уроке В. А. Сухомлинский от- водил проверке домашнего задания учащихся и требовал от учителей продумывания ее поэтапной процедуры. По проверке домашнего задания на заседании педагогического совета школы приняты рекомендации по внедрению в учебный процесс «черновых» тетрадей. Постепенно каждый ученик завел тетрадь для черновых записей (одну для всех предметов). «Во время проверки знаний ученик открывает тетрадь, слушает вопрос, поставленный вызванному ученику, берет карандаш и дает в тетради краткий, сжатый, схематичный ответ. В зависимости от смысла вопроса ответ часто имеет характер рисунка, схемы, чертежа, краткого, очень сжатого перечня. Учитель приучает учеников к самостоятельному труду. Каждый ученик как бы сравнивает свои знания со знаниями того, кто вы- зван для ответа».

В.А. Сухомлинский внимательно наблюдал на уроке: как читают дети? Что читают? Наблюдая за чтением учащихся на уроке у одного учителя в течение учебного года, В.А. Сухомлинский приходит к следующим выводам: ученик, овладевший умениями беглого чтения в начальной школе, не бывает неуспевающим в средних и старших классах. Чем раньше приобретены умения бегло читать и писать, тем выше качество знаний ученика в старших классах; чем прочнее умение бегло читать и писать, тем выше грамотность ученика.

Посещая и анализируя уроки, директор обращал особое внимание на то, как была организована самостоятельная работа учеников. Школьники должны как можно больше изучать факты, явления окружающей действительности самостоятельно, с творческим подходом. В зависимости от предложенного задания ученики работали с текстом, составляли план прочитанного, зарисовывали схемы, графики, составляли таблицы, делали записи в черновых тетрадях.

Посещение урока всегда анализировал. «Анализ у него всегда был доброжелательным» (Валентина Ивановна Доренко, учительница начальных классов). В музее школы хранится двадцать четыре тома проанализированных им уроков. В этих записях нет никаких сообщений. Слева – стенограмма урока, справа – его анализ. Анализ любого посещенного вместе с нами урока Василий Александрович делал в отсутствии учителя, проводившего этот урок. Нам сначала было это непонятно, видимо, это делалось для того, чтобы уберечь учителя от лишних переживаний и волнений, но и без учителя он давал нам по уроку исчерпывающее разъяснение. «Помню, как нас удивила методика выработки грамотного письма на уроке русского языка в пятом классе. Ученики не писали ни одного слова с трудной орфограммой, предварительно не повторив устно, как оно пишется. Вспомнят правило, повторят по слогам, как пишется слово, а потом пишут. Даже домашнее задание на следующий урок все разобрали устно. «Как же так? – недоумевали мы. – По такой методике любой напишет без ошибок. А где же собственное размышление, собственная догадка?» - комментирует Людмила Григорьевна. «Вот и хорошо, что напишут без ошибок. Пусть пишут без ошибок! Надо оберегать их от ошибок в письме. Пусть привыкают всегда писать без ошибок, писать правильно, всегда, в любом случае. На этом уроке они только что познакомились с новым правилом. Они не усвоили еще твердо, они сомневаются, они могут ошибаться, а надо, чтобы они уверенно писали и писали бы правильно. Это же не контрольная работа, зачем позволять ученику ошибаться? Это не математика, там другое дело!». И далее Василий Александрович указал нам еще на одну положительную сторону такой методики обучения грамотному письму. «В этом случае, - говорил он, - всякая ошибка воспринимается учеником очень остро, он запомнит ее так, что в другой раз никогда ее не повторит! А если у ученика вся страница в красных пометках, так что же ему делать остается? У него опускаются руки».

Людмила Григорьевна отмечала, что в процессе посещения и анализа уроков В.А. Сухомлинский выбирал такие методы, которые определялись аналитическими исследовательскими умениями. Например, такими, как умение изучать полученные факты и явления; умение устанавливать обратную связь с учителем; умение сопоставлять, сравнивать; умение систематизировать увиденное; умение делать выводы, обобщать; умение вырабатывать на основе сделанных выводов рекомендации для учителя.

Общение с детьми на лоне природы

Василий Александрович вел курс эстетического воспитания, подробнейшим образом знакомил, как приобщать детей к живописи, музыке, учил про- водить «уроки среди природы». После урока в четвертом классе, на котором была Людмила Григорьевна, Василий Александрович и другие пошли в главное здание школы. «Наш путь проходил через площадку, где играли самые маленькие школьники ученики первых и вторых классов», - рассказывает Людмила Григорьевна. - Стоял яркий, солнечный день. Мальчики приветливо с нами поздоровались и продолжали свои занятия, но вот Василий Александрович по- дошел к группе мальчиков, склонился над одним, положил ему руку на плечо и спрашивает:
- Ну как твой скворчик, Сережа? Все еще на одной ноге прыгает?
- Нет, - весело отозвался хлопец. – Я вчера уже снял щепочку.
- А не рано?
- Нет. Скворчик сам стал клевать, щипать повязку, ну и я развязал.
- А у тебя как дела, Оксана?

Каждого он знал, о чем спросить, кому что сказать. Каждого слышал. С одним говорил шутливо, с другим озорно и весело. Дети, счастливо улыбаясь, отвечали, каждый старался быть рядом с ним, держался за его пиджак, брюки. А он, раскинув руки, шел и разговаривал. И вместе с ним, счастливо улыбаясь и в неумолчном говоре, двигались в его объятиях дети. Те, кто не попал в эти объятия, забегали вперед, заглядывали ему в глаза, ловили его улыбку, становились к нему лицом, пятясь спиной вперед, или влекомые общим потоком. Так и шли они. А мы стояли, безмолвно восхищаясь этим выражением безмерной взаимной любви учителя и его учеников. «В школе должно быть все направлено на то, чтобы обогатить духовный мир ребенка, сделать его человечным, гуманным, добрым», - часто повторял Василий Александрович гостям из России».

Станки, на которых работают учащиеся, сделаны ими самими. 31 станок был изготовлен в школьных мастерских с 1956 года под руководством заведующего мастерской Андрея Анатольевича Ворошило. Это и сверлильные, и строгальные, и долбежные, и токарные, и универсальные, и по металлу, и по дереву. Каждый юноша-выпускник вместе с аттестатом об окончании средней школы получал удостоверение механизатора широкого профиля, а девушки - права шофера-любителя.

От словесников Василий Александрович требовал выполнения минимума творческих работ. Прежде, чем дать ученикам задание написать сочинение, учитель должен был сам написать работу на эту тему и прочесть ее ученикам, чтобы показать им образец сочинения. Сухомлинский тоже писал сочинения, причем часто в двух вариантах, и за- читывал их детям. Да, при общении с ним дети попадали, словно в сказку. Но надо заметить, что уроки на природе стали своеобразной моделью педагогического творчества директора школы и его коллег.

Уроки нравственности

Прежде всего, В.А. Сухомлинский старался не просто привить детям те или иные хорошие качества, а создать у каждого ребенка духовно- нравственный идеал.

В.А. Сухомлинский считал, что если в детские годы важнейшим источником духовной жизни человека является мир вещей, то в годы отрочества перед ним открывается мир идей. Он стремился к тому, чтобы его воспитанники не только знали, понимали добро и зло, справедливость и несправедливость, честь и бесчестье, но и чувствовали ненависть к социальному злу, бесчестью, несправедливости.

У Сухомлинского дети всегда были перед глазами. Он не ждал «нарушений», он воспитывал принципиально иным способом – не на нарушениях азбуки морали, а на ее утверждении; не на дурном, а на хорошем поступке. Он постоянно побуждал к хорошему.

Воспитание ребенка начинается с азбучных моральных истин. Простые правила человеческого общежития, выработанные народом, азбука морали должны быть усвоены навсегда, стать моральной привычкой. Сухомлинский настаивал на этом. Ребенок должен с детства стремиться делать добро близким, всем людям, приносить им радость, понимать, когда нужно прийти на помощь, когда высказать участие, а когда и промолчать, чтобы не бередить душевные раны человека, ему должны быть доступны понятия о достоинстве и чести чело- века, на основе этих простых понятий и привычек вырастает «желание быть хорошим» – стремление к нравственному самосовершенствованию.

Встречи с Сухомлинским и поездки в Павлыш- скую школу – важная часть жизни Людмилы Григорьевны Богомоловой. «Эта встреча сделала мою работу, как учителя, более четкой, целеустремленной, полной смысла и перспектив», - говорит Людмила Григорьевна. Ей так хотелось, чтобы все учителя, работающие в современной школе, знали бы Сухомлинского, его педагогику, приняли его методы работы, использовали бы его педагогические открытия в своей работе. По приезду домой Людмила Григорьевна уговорила заведующего Советским РОНО созвать совещание. В мае 1967 года Советский РОНО провел совещание учителей района, где Людмила Григорьевна и Помыткина Фаина Васильевна рассказали о своей поездке, о том, чем замечательна Павлышская школа, о методах ее работы. Итоги поездки высоко оценило руководство Министерства образования и Института усовершенствования учителей республики. О том, что они видели в школе Сухомлинского, учительницы написали статью в газете «Марий Коммуна». Весной выступили перед группой студентов кафедры иностранных языков Марийского педагогического института, а летом 1967 года – на семинаре директоров школ республики, организованном Марийским ИУУ. В последующие годы шла переписка, и были предприняты еще три поездки. Вновь Людмила Григорьевна съездила в Павлыш в 1970 году, когда Василия Александровича не было в живых. Двухчасовая запись беседы с Сухомлинским, фотографии этих встреч, книги, имеются в колледже. Все материалы, аккуратно оформленные в большие общие тетради (альбомы), Людмила Григорьевна передала в Оршанское педагогическое училище, в котором работала с 1967 по 1983 год.

По примеру Петра Емельяновича Емельянова, который создал в педучилище Шкетановское объединение, Людмила Григорьевна организовала кружок (в дальнейшем – общество) по изучению педагогики Сухомлинского. Начинали с читательской конференции по книге «Сердце отдаю детям», а на следующий год была проведена первая конференция преподавателей на тему «Сухомлинский о призвании и назначении учителя». В 1970-1971 учебном году в состав общества вошли и учащиеся дошкольного отделения. Был разработан устав общества при Оршанском педагогическом училище, определены направления и формы его деятельности: написание рефератов, читательские конференции по книгам Сухомлинского, научные конференции по изучению педагогического наследия Сухомлинского, современных методов об- учения учебным предметам в начальной школе. В январе 1973 года организовали экспедицию в Павлышскую школу два студента педучилища Виноградов Г., учащийся 3-го курса, Бирюкова В., работник Марийского института усовершенствования учителей, оператор Марийского телевидения. В Павлышской школе пробыли шесть дней, сняли фильм по сценарию Л.Г. Богомоловой, привезли 237 фотографий, копии документов, подаренные книги. Фильм «Шесть незабываемых дней в Павлышской школе» демонстрировался на Марийском телевидении. По итогам поездки была проведена конференция. В дальнейшем члены секции педагогики знакомились с некоторыми трудами В. А. Сухомлинского, а члены другой секции работали над частными вопросами методики русского языка и чтения, математики, природоведения. Конференции проводились через год. Всего было проведено пять конференций с учащимися и педагогами училища (последняя – в марте 1979 года).

Людмила Григорьевна разработала разного рода выступления по 28 темам о педагогическом наследии Сухомлинского. Она также разработала тематику для районных и городских научно- практических конференций учителей по вопросам творческого использования педагогического наследия В.А. Сухомлинского в учебно-воспитательном процессе: на пленарных заседаниях, на секции общих проблем обучения и воспитания (директора и завучи школ, пионерские вожатые), на секции учителей-предметников гуманитарного цикла, на секции учителей естественно-математического цикла, на секции учителей начальных классов, на секции воспитателей групп продлен- ного дня.

Знакомство с Сухомлинским, общение с ним, изучение и пропаганда его деятельности очень помогли Л.Г. Богомоловой в ее педагогической деятельности. Эта страница ее биографии – одна из самых ярких, из тех, что никогда не забываются. И сегодня Людмила Григорьевна с радостью вспоминает поездки в Павлыш. Она до сих пор стремится передать свой опыт подрастающему поколению. Так, 17 апреля 2012 года Л.Г. Богомолова в группе 1 курса школьного отделения Оршанского педколледжа провела классный час на тему «Первая поездка в Павлыш».

 

Классики и современность







 

 
 

Журнал выходит 1 раз в месяц и распространяется по подписке в школах, лицеях и гимназиях
 
 
Копирование материалов
без ссылки на сайт
запрещено
 
 
 

 

E-mail: o.shkola@rambler.ru      

050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел. 8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10