электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


Даты. События.

 

   

Архив статей 2020г.

 

Великая Отечественная война: эвакуация в Казахстан

№ 1 (192) январь 2020г.

Е.В. ЧИЛИКОВА, главный эксперт управления научной публикации документов Архива Президента РК

 

Для руководства работой по эвакуации населения и перебазированию промышленности 24 июня 1941 г. при СНК СССР был создан Совет по эвакуации. В июле 1941 г. его руководство попыталось составить план эвакуации населения, но положение на фронтах менялось столь стремительно, что подобный документ оказался вскоре ненужным. На местах были образованы комитеты по эвакуации, а на крупных железнодорожных узлах, станциях и пристанях – эвакопункты, отвечавшие за прием и отправку транспортов с людьми и оборудованием [1].


Эвакуация населения как разновидность вынужденной миграции – явление не новое в мировой практике. Но если учесть территориальный охват, количественные масштабы, сроки и условия, то аналогов эвакуации, осуществленной в СССР в годы Великой Отечественной войны, в истории не существует. Через пять дней после начала войны, когда уже значительная часть европейской территории была захвачена войсками фашистской Германии, ЦК ВКП (б) и Совнарком СССР приняли постановление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества». Был создан Совет по эвакуации, занявшийся разработкой порядка и очередности перевозок, стала разворачиваться сеть эвакопунктов для обеспечения людей питанием и медицинским обслуживанием.

В Казахстане Эвакуационный отдел при правительстве был образован спустя месяц, 20 июля [2] Постановлением СНК КазССР и ЦК КП (б) Казахстана от 31 июля 1941 г. – Эвакокомиссия.11* Возглавил ее уполномоченный Управления по эвакуации населения при СНК СССР по КазССР, утвержденный 25 ноября 1941 г. Постановлением Совета по эвакуации. Этим же документом утверждались уполномоченные и по 14 областям КазССР. Они занимались размещением и трудоустройством населения, эвакуированных промышленных предприятий, учреждений, учебных заведений, воинских частей, госпиталей [3]. На территории республики было создано 12 эвакуационных пунктов с аппаратом в 323 человека [4]. Эвакокомиссия была ликвидирована в связи с прекращением эвакуации в Казахстан промышленных предприятий и образованием в аппарате Совнаркома 8 марта 1942 г. отдела по хозяйственному устройству эвакуированного населения. Соответствующие отделы были созданы при облисполкомах, одной из их функций стало проведение учета эвакуированных, который позволял выявить трудоспособных граждан и необходимых для промышленности специалистов.

Первая партия эвакуантов прибыла в северные регионы Казахстана 5 июля 1941 г.; в августе 1941 г. – 4 эшелона из г. Днепропетровска; 15 206 чел. из гг. Москвы, Ленинграда, Украины, Белоруссии и Прибалтики [5].

Оценить масштабы людского переселения помогают следующие цифры. В республике было размещено: по сведениям на 1 сентября 1941 г. 24 254 человек; на 21 октября 1941 г. – 89 477 человек; на 1 января 1942 г. – 386 492 человека; на 1 июля 1943 г. – 419 855 человек. «Всего прибыло в КазССР с начала эвакуации 532 506 эвакуированных. Убыло за это время [на 1 января 1943 г.] за счет выезда в другие республики, призыва в Красную армию и по другим причинам 66 351 человек», – отмечалось в справке Отдела по хозяйственному устройству эвакуированного населения правительства Казахстана [6].

В разрезе по национальностям на сентябрь 1941 г. состав прибывших выглядел следующим образом: 49% русские, 40% евреи, 8% украинцы, 2% литовцы, немцы, поляки и др. Всех надо было размещать, обустраивать и трудоустраивать.

С июля 1941 г. по октябрь 1942 г. в Казахстан были перебазированы 142 промышленных предприятия с комплектным оборудованием и сырьем: заводы тяжелого и среднего машиностроения, а также текстильные, хлопкопрядильные, обувные и другие фабрики. С промышленными предприятиями в республику прибыли квалифицированные кадры. В опубликованных источниках приводятся сведения о 50 тыс. рабочих и инженерно-технических работников. За короткий срок перебазированные заводы и фабрики стали составной частью единого организма военной экономики страны.

Одной из самых значительных профессиональных групп среди эвакуированных оказались медицинские работники. По данным столичного отдела здравоохранения на 1 января 1943 г. в Алма-Ате насчитывалось 530 эвакуированных с высшим медицинским образованием [7].

2 августа 1941 г. бюро ЦК КП(б) Казахастана приняло постановление, согласно которому планировалось разместить на курорте «Боровое» до 800 академиков, членов их семей и детей научных работников Академии наук СССР. Академик В. Вернадский работал над революционной теорией ноосферы. Нашла новое развитие астрономическая наука трудами основателя астроботаники Г. Тихонова и его коллег из Пулковской обсерватории.

В августе 1941 г. из Москвы прибыли научные сотрудники Академии архитектуры, чьи организации местные власти разместили в Чимкенте. В Архиве отложилась переписка членов Президиума Союза советских архитекторов Н.Д. Колли, Г.П. Гольца, А.В. Власова и Д.Е. Аркина с партийным руководством республики о предоставлении возможности работать в г. Алма-Ате. На одном из писем стоит резолюция – автограф партийного лидера Казахстана Н. Скворцова: «Надо вызвать товарищей и разъяснить им, что место пребывания их в Чимкенте вполне обеспечивает выполнение [возложенных] на них работ. Связь Чимкент – Алма-Ата, Чимкент – Куйбышев хорошая, жилусловия в Чимкенте обеспечиваются, в то время как в Алма-Ата мы обеспечить последними не можем в силу исключительно большого переуплотнения и перенаселения. […] 18 ноября 1941 г. [8]. Несмотря на сложности переезда и обустройства в Чимкенте, коллектив Академии во главе с Президентом В.А. Весниным не только не свернул научную работу, но существенно расширил ее проблематику с учетом запросов военного времени, принимая участие в проектировании зданий в целях реализации Постановления республиканского правительства, принятого 31 декабря 1941 г., «О строительстве упрощенных жилищных коммунальных и бытовых помещений для эвакуированного населения» [9].

Одна из слабоизученных страниц в историографии Великой Отечественной войны – вопрос о численности политэмигрантов, эвакуированных в Казахстан. Первые политэмигранты начали прибывать в Казахстан в июле–августе 1941 г., большой частью в одиночном порядке и лишь иногда семьями и группами. Прибывали политэмигранты из Москвы, Польши, Западной Украины и Белоруссии, а затем Румынии. Это были и партийные функционеры международного коммунистического движения, и бывшие бойцы испанской республиканской армии, оказавшиеся в СССР по вызову Коминтерна после поражения Испании в 1939 г; и поляки, эмигрировавшие из Польши во Францию, отсидевшие в концлагерях Франции и приехавшие в СССР для получения образования, и др. В фонде Архива Президента РК сохранились пофамильные списки политэмигрантов, среди них представители таких национальностей, как немцы, поляки, евреи, судетские немцы, испанцы, венгры, чехи, болгары, корейцы, литовцы, австрийцы, румыны и др. [10].

По сведениям на июль 1942 г. в республике общее количество политэмигрантов с семьями достигло 420 человек, из них 85 детей. К июлю 1943 г. в Казахстане проживало уже 744 политэмигранта. Первые месяцы почти все политэмигранты, также как и тысячи других эвакуированных, несмотря на запрещенный въезд в Алма-Ату, пытались всеми силами остаться в столице Казахстана.

Несмотря на попытки правительства контролировать ситуацию с размещением, не все складывалось в соответствии с планами. Еще в ноябре 1941 г. замначальника Эвакоотдела при СНК КазССР докладывал правительству: «За последнее время в Казахскую ССР без санкции правительства Союза ССР и Эвакосовета следует ряд промышленных, научных, учебных и других предприятий и учреждений, следуют эшелоны с эвакуированными гражданами, не запланированными в Казахстан… Вновь повторяется практика направления большинства эшелонов в г. Алма-Ата…», что создавало чрезвычайную перегрузку в столице [11].

Параллельно с эвакуацией в страну прибывал и другой поток людей. С оккупированных территорий шли «своим ходом» беженцы, учетом которых учреждения, ведающие приемкой «организованных» эвакуирован- ных, не занимались. Например, Энтин В.С., 1915 года рождения, работавший начальником спецотдела облуправления легкой промышленности при Винницком облисполкоме, при одной из бомбежек города в ночь с 8 на 9 июля 1941 г. в числе других жителей неорганизованным порядком, без разрешения погрузился в первый попавшийся эшелон и прибыл в Куйбышев. Откуда уже как эвакуированный прибыл в Алма-Ата, устроился замначальника Дома обороны. Гореин Ф.Х., 1901 года рождения, директор Центральной лаборатории «Белошвейтреста» в Минске, при бомбежке в ночь на 20 июля убежал пешком в Гомель, где без разрешения сел в первый попавшийся эшелон и прибыл на ст. Кзыл- Орда. Позже перебрался как эвакуированный в Алма- Ата, устроился заведующим лабораторией швейной фабрики № 1. Борщевский И.Н., 1902 года рождения, замдиректора хлебзавода в г. Борисове Белорусской ССР также, как и предыдущие, после бомбежки 30 июня бежал в Смоленск, оттуда эвакуировался в Куйбышев, а затем в Алма-Ата [12].

Однако была и другая категория «спецпереселенцев-беженцев», которых рассматривали как «интернированных эмигрантов». Речь идет о польских гражданах, бежавших в сентябре 1939 г. от фашистского режима в Восточную Польшу, 85% из них составляли евреи. На 15 июня 1944 г. в г. Алма-Ате проживало 1408 бывших польских граждан, в т. ч. поляки, евреи, украинцы, белорусы [13]. До сих пор тема беженцев, вынужденных сорваться с мест проживания и спасаться от стремительно надвигавшейся армии Вермахта, остается малоизученной частью Холокоста.

В Алма-Ате, уплотненной до последнего квадратного метра, лучшие здания были отданы Центральной объединенной киностудии, ее техническому персоналу и творческом коллективу: здесь снимали С. Эйзенштейн, И. Пырьев, братья Васильевы и др.

Казахстан стал вторым домом для представителей советской интеллигенции – композитор С. Прокофьев, балерина Г. Уланова, писатели К. Паустовский, В. Шкловский и многие-многие др. За период войны в Казахстан было эвакуировано около 90 писателей, 50 из них проживали в регионе еще и в 1943 г., около 30 человек оставались до 1944 г.

В первых числах ноября 1941 г. А. Тажибаев, ответственный секретарь Президиума Союза советских писателей Казахстана (далее – ССПК), писал: «За последние 2 месяца к нам эвакуировались 45 писателей […] В настоящее время в Алма-Ата находится 21 писатель с семьями. Остальные ввиду невозможности прописки в столице были вынуждены выехать в районы […] ССПК не располагает ни одним положительным фактом, свидетельствующим о том, что хотя бы в одном из районов писатель был поставлен в относительно человеческие условия. Никто из них не занимается творческой работой, большинство из них вообще никакой работой не обеспечено, никакими средствами к существованию не располагают, а многие не имеют даже теплой одежды. К примеру, известный украинский писатель Сенченко, направленный в Энбекши-Казахский р-н (с. Иссык), живет в полуразрушенной хибарке, совершено не приспособленной для жилья, некоторое время он работал в колхозе на обрезке винограда и сейчас лежит больной. В таких же условиях находится вся группа писателей, выехавших в тот же район» […] «Ненужно и нецелесообразно перегружать их только колхозным трудом на копке арыков, корчевке пней или даже посевкампании» [14, л.55–56].

В 1942 г. инструктор ЦК КП (б) Казахстана информировала руководство: «Несмотря на Ваши указания об улучшении бытовых условий писателей, эвакуиро- ванных в Казахстан, в Алма-Ата сейчас еще имеется небольшая группа выдающихся работников искусства в очень тяжелом бытовом положении. Эти люди с мировым именем поставлены в трудные условия, потому что они живут без семьи или больны и не могут организовать себе нормального питания […] Эйзентштейн – замечательный кинорежиссер, орденоносец, лауреат Сталинской премии, оказавший огромное влияние на развитие не только советского, но и мирового киноискусства (живет без семьи). Работает сейчас над созданием фильма «Иван Грозный». Зощенко – известный писатель, живет один (семья осталась в Ленинграде), питается очень плохо, болен. Пишет сценарий для кинофильма» [15].

Большинство литераторов, осознавая, что снижение уровня жизни вызвано экстремальными условиями военного времени, редко обращались за помощью в партийные органы, пытаясь приспособиться к реалиям эвакуации самостоятельно. Но случались ситуации, когда они вынуждены были просить, скорее не для себя – для своих близких и родных. Так, например, в Архиве Президента РК сохранился автограф М. Пинчевского, который не мог плодотворно работать, глядя как сын-подросток угасает на его глазах от голода: «Дорогой, т. Абдыкалыков! Давно собирался писать Вам, но каждый раз откладывал: не хотелось беспокоить Вас, но не могу больше и прошу простить меня за беспокойство. За 1,5 года моей жизни в Казахстане я написал три пьесы: две из них «Алдар Косе» и «Песнь победы» (совместно с казахскими товарищами Ш. Хусаиновым и С. Мукановым), идут в Казахском Академическом театре драмы, а также в Чимкенте, Джамбуле и в Киргизском ордена Ленина театре во Фрунзе. Третью пьесу «Я живу» – на тему трагедии моего народа – я написал для Киевского государственного еврейского театра, и она репетируется этим театром в г. Джамбуле, ставит мою пьесу народный артист КазССР М.И. Гольдблат. Как видите, я занят неустанным трудом и иначе не мыслю себе советского писателя во время Великой Отечественной войны. Я горд сознанием, что приношу скромную пользу театру и что я тесно связался с культурой, фольклором и эпосом казахского народа. Об этом знает Союз писателей (тт. Муканов, Мусрепов) и Академия наук (тт. Маргулан, Исмаилов), которые помогают мне черпать из источников казахской мудрости.

Никогда в моей творческой жизни я не чувствовал такой жгучей необходимости писать и писать, как теперь. Но… мои физические силы с каждым днем слабеют… […] Я должен приступить к работе, но слабость (от недоедания) мешает. У меня лежит почти готовый киносценарий на казахскую оборонную тематику, но закончить не в силах… Я имею один обед на 5 человек! (моя семья состоит из 5-ти человек). Моя жена превратилась в тень, мой сын – 13-летний мальчик – истощен, а я сам не могу работать: голова кружится. Я прошу Вашего внимания, вмешательства и содействия.

Получил бы я лимитированный паек – я сторицей оплатил бы его своим литературным трудом… Простите, т. Абдыкалыков, и посодействуйте. Жду Вашего ответа – М. Пинчевский» [16].

Резкое увеличение население не могло не повлиять на жизнь городов и поселков Казахстана, в которых обострилось количество социальных проблем: нехватка жилья, диктуемое ростом спроса и его дефицитом, подорожание продуктов питания, неизбежное отставание объектов социальной инфраструктуры.

Г.В. Нечитайло, зампред столичного горсовета, вспоминал: «В город прибыло около 100 000 тыс. эвакуированных, всех приходилось размещать и ставить на довольствие, так что каждая комнатушка, каждая скамейка в городском парке были на учете. Питание горожан обеспечивал трест столовых и ресторанов, поскольку в военное время магазины продуктами не торговали. Помните лозунг: «Все для фронта, все для победы!» На фронт отправлялось все производимое городом и областью продовольствие, оставлялось только самое необходимое. Самым распространенным блюдом в столовых, где питалось население города, был так называемый «зеленый борщ» на клевере и черепахах. Бытует мнение, что «черепаховый суп – это деликатес». Возможно, но тогда этот жидковатый деликатес был вынужденной необходимостью, чтобы как-то поддержать силы алмаатинцев, работавших на оборону страны» [13].

Непростой была и эпидемиологическая ситуация в Казахстане, в том числе с притоком в республику депортированных, эвакуированных, беженцев. Однако общий итог вызывает уважение к отечественной медицине, т.к. «благодаря принятым мерам в республике не было допущено крупных эпидемий инфекционных заболеваний. Отдельные вспышки немедленно ликвидировались» [13].

Эвакуация была так же трагична, как и сама война: вывозили детей, больных, стариков; люди голодали, умирали вдали от дома. Не хватало жилья, носильных вещей, привычных предметов быта. Республиканские органы партийной и государственной власти, профсоюзные и другие общественные организации по возможности оказывали эвакуированным помощь в улучшении материально-бытового положения, проявляли заботу об охране здоровья. Но в силу сложившихся обстоятельств они не могли объять необъятное – остановить стремительно набирающий скорость вал вопросов и проблем эвакуированных и беженцев, ежедневно прибывающих в Казахстан.

Список использованной литературы и источников:

1. Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждения. Ноябрь 1917 г. – декабрь 1991 г. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: РГГУ, 1994. – С.226. Потемкина М.Н. Эвакуационно-реэвакуационный механизм в СССР в годы Великой Отечественной войны / История. Память. Люди. Материалы VI международной научно-практической конференции. 18 октября 2012 г, Алматы. – Алматы: Фортресс, 2013. – С.6, 7.

2. История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Т.4. – Алматы: Атамұра, 2009. – С.461, Кропивницкий Н. Документы Центрального государственного архива Казахстана об эвакуации населения (1941–1943 гг.) / Эвакуация: воскрешая прошлое. Материалы Международной научной конференции. – Алматы, 2009. – С.25.

3. АП РК. Ф.8. Оп.5. Д.99. Л.11. Государственные учреждения Казахской ССР. Справочник. Высшие органы государственной власти и государственного управления Казахской ССР (1937–1977). – Алма-Ата, 1985. – С. 89.

4. ЦГА РК. Ф.1137. Оп.8. Д.384. Л.13. Балакаев Т.Б. Колхозное крестьянство Казахстана в годы Великой Отечественной войны 1941–1945. – Алма-Ата, 1971. – С. 89. См. также Кропивницкий Н. Указ.соч. – С. 28.

5. ЦГА РК. Ф.1137. Оп.9. Д.141. Л. 94–99.

6. Там же. Оп.8. Д.384. Л.13–29. / Казахстан в период Великой Отечественной войны Советского Союза. Сборник документов и материалов. – Т.1. Июнь 1941–1943 гг. – Алма-Ата, 1964. – С.433–435.

7. Байкаш Ж.Т., Еркенова А.К. К вопросу о деятельности эвакуированных врачей-евреев в медицинских научно- исследовательских институтах г. Алма-Аты / Материалы IX Международной научно-практической конференции. 27 сентября 2018 г., Алматы. – Алматы, 2019. – С.208.

8. АП РК. Ф.7-8. Оп.5/1. Д.564. Л.10. Е.Г. Малиновская. Академия архитектуры СССР в Чимкенте – период эвакуации / Материалы IX Международной научно-практической конференции…указ соч. – С.180.

9. АП РК. Ф.725. Оп.4. Д.227. Л.8. / Абдуллаев Н.А. К вопросу формирования народа Казахстана: на примере обустройства эвакуированных в годы Великой Отечественной войны / Сборник материалов Международного форума «Память во имя будущего», посвященного Дню памяти жертв политических репрессий и голода. – Жезқазган, 2016. Қызылорда, 2017. – С.199–205.

10. Кабдулова К.Д. Эвакуация политэмигрантов в Казахстан в годы Великой Отечественной войны / Материалы IX Международной научно-практической конференции… указ соч. – С.133–134.

11. ЦГА РК. Ф.1137. Оп.6. Д.1294. Л.183. Жангуттин Б.О. Ленинградцы в Казахской ССР / Побратимы / отв. ред. Ю.З. Кантор] – М.: Политическая энциклопедия, 2019 – 951 с. – С.833.

12. Чиликова Е.В. Пути поиска сведений о численности населения, эвакуированного в Казахстан в годы Великой Отечественной войны / Материалы VII Международной научно-практической конференции. 17 сентября 2014 г. – Алматы, 2015. – С.19–34.

13. Люстингер А. Сталин и евреи: трагическая история Еврейского антифашистского комитета и советских евреев / перевод с нем. – М.: РОССПЭН; Фонд Первого Президента России Б.Н. Ельцина, 2008. – С.100.; Из истории депортаций народов в Алматинскую область Казахстана (1936–1959). Сборник документов / Муканова А.А. (ответ. составитель) – Алматы, 2010. – С.228.

14. АП РК. Ф.708. Оп.5/1. Д.706. Л.55, 56. Чиликова Е.В. Еврейские литераторы в Казахстане. Штрихи к биографии одного из «других – Пинчевского М.Я. / Материалы VIII Международной научно-практической конференции. 16 сентября 2016 г. – Алматы, 2017. – С.100.

15. Там же. Оп.6/1. Д.566. Л.8. Чиликова Е.В. Еврейские литераторы в Казахстане…указ соч. – С.106.

16. Там же. Оп.8. Д.1283. Л.122, 124, 125. Чиликова Е.В. Еврейские литераторы в Казахстане…указ соч. – С.108–109.

17. Матвеева Л.А. «Зарисовки из личных фондов» //Қазақстан мұрағаттары – Астана, 2013 – № 4 (28) – С.50–51.

18. Из истории научных медицинских учреждений. Казахстан: 1941–1945 гг. Сборник документов и материалов / отв. редактор Сарсенова Г.С., отв. составитель Грибанова Е.М. – Алматы, 2015.

 

Даты. События.





 

 
 

Журнал выходит 1 раз в месяц и распространяется по подписке в школах, лицеях и гимназиях
 
 
Копирование материалов
без ссылки на сайт
запрещено
 
 
 
 

050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел. 8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10