электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


Даты. События.

 

   

Архив статей 2020г.

 

Война Героя Советского Союза Фёдора Жилы

№ 5 (196) май 2020г.

Владимир РОНКИН из поколения детей военного времени. Май 2020 года, Нью-Йорк

 

Окопная правда солдата

В Алматы и сегодня найдется немало людей, которые помнят Героя Советского Союза гвардии полковника Федора Никитовича Жилу. Этого невысокого роста, крепкоплечего человека с обаятельной улыбкой наверняка запомнили выпускники начала 70-х годов СШ120. Полковник преподавал начальную военную подготовку. Учил быстро разбирать и собирать автомат Калашникова и никогда не кричал на них командирским голосом.

Я преподавал историю в СШ120. Мы познакомились с Федором Никитовичем. Кабинетов истории не хватало, и он пускал меня к “себе на квартиру”.

Мой старший сын Павел, пионер-шестиклассник в середине 70-х годов, провел одну смену в военно-спортивном лагере Советского района Алматы. Ф. Н. Жила работал начальником этого лагеря. Я спросил у сына: «Федор Никитович вас часто ругал?» Сын ответил: «Там было кому кричать. Сержанты, командиры взводов часто шумели на нас. А начальник относился к нам по-доброму, по-отечески». Федор Никитович – военный человек, понимал значение дисциплины для установления порядка, но добивался этого педагогическими методами.

Я предполагаю, что тысячи алматинских школьников, которые в 70-80 годы прошли через этот лагерь, знали, что их начальник Герой Советского Союза. Однако о подвигах своих он не особенно рассказывал. По природе человек очень скромный, Федор Никитович не выпячивал свое геройство.

Здесь, в Нью-Йорке, я познакомился с его однокашником по Уфимскому военному училищу. Этот ветеран мне рассказал, что статус Героя Советского Союза давал определенные преференции. В учебном классе Федор сидел за отдельным столом. Ему полагались и другие льготы. Однако курсант Федор в своем общении с товарищами по училищу оставался простым, свойским парнем.

Мы с женой довольно часто встречались с Федором Никитовичем и его супругой Валентиной Николаевной за праздничным столом у наших общих знакомых. Отмечали и День Победы. Но вот что характерно. В наших застольных беседах он никогда не говорил о войне.

Я давно заметил, что многие фронтовики неохотно вспоминали о войне. Мой отец, гвардии старший сержант Григорий Ронкин, дважды раненный, тоже не любил рассказывать о войне. Любимый дядя Саша, капитан-танкист, оборонял Москву. Он был ранен. Его наградили орденом боевого Красного Знамени. У меня в архиве есть фотография 1942 года. На ней дядя Саша и группа командиров в Кремле после вручения наград за оборону Москвы. Я от него тоже не слышал рассказов о войне.

Спустя 75 лет после Победы нам стало известно многое об этой трагической странице истории. О войне написаны десятки тысяч книг-мемуаров, романов, повестей, стихов. Война породила мощную литературу. Песни военных лет и сегодня трогают тонкие струны наших душ. Художественная и документальная фильмография отражает страдания и подвиги человека на той, уже далекой войне, точнее сказать, далекой для нынешнего поколения людей – внуков, правнуков фронтовиков. Но она живет в нас, детях военных лет. Наше поколение, рожденное в 30-х – начале 40-х годов, безжалостно придавила война.

В 1955 году я стал студентом исторического факультета МГУ им. Ломоносова. Нас на курсе было четыре друга и все Володи. Володя Механиков – из Белоруссии. Они попали с мамой под бомбежку. Маму убило, а ему оторвало руку. Отец погиб на фронте. Его старший брат партизанил. Володю воспитывали дядя и тетя.

Другой Володя – Гордеев. Он проживал в оккупации на станции Миллерово. После ухода гитлеровцев там оказалось много бесхозных боеприпасов. 10-летний пацан попытался разрядить гранату. Взрывом ему оторвало руку, обожгло лицо, и он лишился глаз. Еще один Володя – Плугин из города Гусь-Хрустальный. Отец погиб на фронте. Он остался полусиротой. Следствием этой проклятой войны стало массовое сиротство и полусиротство. Об этом хорошо рассказал режиссер Губенко в своем фильме «Подранки».

Мы, дети военных лет, на всю жизнь благодарны нашим отцам и старшим братьям – Федору Жиле, Николаю Никулину, Виктору Астафьеву и миллионам других защитников Отечества. Они спасли нас и наших матерей. Именно поэтому День Победы для нас – сакральная дата.

Перед написанием этих заметок прочитал две очень честные и пронзительные книги о войне. Их авторы – рядовые солдаты, сверстники Федора Жилы. Его поколение – это молодые люди, рожденные в первой половине 20-х годов. Живыми из них вернулось всего два процента. Это те самые Сережки с Малой Бронной и Витьки с Моховой, о которых проникновенно написал поэт Евгений Винокуров. Николай Никулин, сверстник Федора Жилы, сражался на Ленинградском фронте и дошел до Берлина. Рядовой войны. А после – доктор искусствоведения, старший научный сотрудник знаменитого Эрмитажа. Его книга «Воспоминание о войне» потрясла меня страшной окопной правдой. Он пишет: «Война – самое большое свинство, которое когда-либо изобрел род человеческий. Подавляет на войне не только сознание неибежной смерти. Подавляет мелкая несправедливость, подлость ближнего, разгул пороков и господство грубой силы».

А вот свидетельство другого рядового пехоты, а потом известного писателя Виктора Астафьева. В своем романе «Прокляты и убиты» он назвал войну «преступлением против разума». Герои его романа – невыдуманные персонажи. Это реальные люди, солдаты. Они форсируют Днепр в октябре 1943 года. Бойцы получили боевую задачу: захватить плацдарм на правом берегу реки – господствующую высоту и удержать ее до прихода основных сил. Из истории Отечественной войны известно, что было захвачено несколько плацдармов на правобережье. Во время этой масштабной опера- ции погибло сотни тысяч людей. Более 1700 бойцов стали героями Советского Союза.

Астафьев рассказывает правду о той страшной цене, которую заплатили за проклятый плацдарм. Вода Днепра покраснела от крови. Течением прибило сотни трупов солдат к правому берегу.

Я читал эти строки, и у меня возникли ассоциации с сержантом Федором Жилой. Этот юный украинский хлопчик сразу после окончания школы попал в пекло войны. Он воевал в пехоте. В то время пехоту называли «царицей полей». Только жизнь подданных этой «царицы» была недолгой. Николай Никулин свидетельствует в своей книге – во время активных боевых действий жизнь пехотинца в среднем составляла одну неделю. А потом он должен был быть убитым или раненым. Почему в своих заметках о Жиле я опираюсь на свидетельство этих двух авторов – Н. Никулина и В. Астафьева? Они оба сверстники Жилы и летописцы окопной правды. На войне есть две правды: окопная и штабная. Эти правды, как правило, не совпадают. Правда окопная – это реальный страх смерти, перманентная усталость, грязь, вши, недоедание, особенно во время боев. Солдат в окопе незапрослив, но он обязан исполнить боевой приказ.

Штабная правда – надежный блиндаж, хороший паек, право отдавать приказы и посылать людей на смерть. И эти приказы не всегда были разумные. В штабной правде прорастало много зерен лжи. Один умный человек заметил – нигде так много не врут, как на войне и на охоте. Федор Жила – типичный солдат окопной правды.

В апреле 1944 года Третий Украинский фронт вышел к берегу Днестра. Днестр – не Днепр, однако, тоже широкая и полноводная река. Группа бойцов во главе с лейтенантом Васильевым-Копытиным получила приказ переправиться через реку и на правом берегу захватить плацдарм – господствующую высоту – и удерживать ее до подхода подразделений 1045 гвардейского полка 34 гвардейской дивизии. В этой группе из 11 человек находился и сержант Федор Жила, был ему тогда 21 год. Они выполнили боевую задачу. За двое суток они отразили 17 атак противника. Жестокая реальность в том, что эти ребята не удержали бы плацдарм, если бы не огневая поддержка с левого берега. По факту они вызывали огонь на себя. Шансов выжить у них не было. На войне иногда случаются чудеса. Погибло двое солдат, остальные уцелели. Всем было присвоено звание Героев Советского Союза. На этой высоте их подвиг увековечен стелой. Благодарные молдавские жители села Раскайцы открыли мемориальный музей.

Однако война для Федора не окончилась. Его военные дороги прошли по Румынии, Болгарии, Югославии. Сержант принял участие в тяжелых боях у озера Балатон. В марте 1945 года он штурмовал столицу Венгрии Будапешт. Отборные гитлеровские части, чувствуя приближение конца, отчаянно сопротивлялись. Мой отец, командир отделения телефонистов артиллерийского дивизиона ракетных установок («Катюши»), тоже сражался в этих местах. Он рассказал такой эпизод. Гитлеровцы, чтобы повлиять на моральный дух советских солдат, бросали листовки: «Жукова пущу в Берлин, а Толбухина (командующий 3 Украинского фронта) утоплю в Дунае». Смешная угроза!

В мае 1945 года расцвела сирень и пришла долгожданная Победа. Сержант Федор Жила остался жив. Есть что-то символическое в его украинской фамилии: Жила – жив. Он прошел испытание войной и славой героя. Однако, Федор не огрубел, не очерствел душой и остался любящим жизнь, добросердечным человеком. Он продолжил службу в вооруженных силах. Стал офицером. Встретил милую стройную девушку – волжанку Валентину. Женился. Они вместе прожили 39 лет. У них родились две прекрасные дочери Наташа и Лена. Обе стали учителями. Наташа – русского языка и литературы, а Лена преподавала английский в СШ 79 Алматы. За хорошую работу организатором внешкольной и внеклассной работы ее наградили значком «Отличник просвещения КазССР».

Умер Федор Никитович от рака в 1991 году. Незадолго до кончины они с супругой съездили в деревню Гармониха Костромской области на родину Валентины. Там проживала Лидия Васильевна, мама Валентины. Федор уважительно, сердечно относился к теще. Он очень любил природу этого волжского края.

Летом 1986 года мне удалось побывать в Костроме. Мы с женой посетили старинный Ипатьевский монастырь – резиденцию первых Романовых. Он расположен на правом берегу Волги. Его белые стены и здания органично вписываются в зелень окружаю- щих лесов. Мне понятен восторг Федора Никитовича от созерцания этих чудесных мест.

Возвращение в Алматы было трудным. Федор Никитович почувствовал себя очень плохо. Он грустно сказал жене: «Валя, ты меня не довезешь». Валентина – офицерская жена, привыкшая преодолевать трудности жизни. Она ответила: «Нет, Федя, мы должны вернуться домой». Он мужественно терпел боль, и это был его последний бой.

Похоронили Федора Никитовича Жилу теплым сентябрьским днем. Над могилой воина-героя прозвучал прощальный салют. Светлая ему память и вечная благодарность потомков.

Cемья Героя – хранительница исторической памяти

Последние 26 лет все близкие Федора Никитовича живут в канадском городе Монреале. Семья разрослась. Всего в их клане 21 человек – дочери, зятья, внуки, правнуки. Меня связывают с этой семьей многолетние дружеские отношения.

Как показывает опыт – не все семьи выдерживают испытание иммиграцией. Близкие люди ссорятся. Рвутся родственные связи. Семьи рассыпаются. В семье Федора Никитовича люди умеют любить, слушать и слышать друг друга. У них есть потребность помогать тем членам семьи, кто в этом нуждается. Мне очень нравится нравственный и психологический климат этого клана. Семья не болеет ксенофобией и национализмом. Она многонациональна и толерантна. В ней есть русские, украинцы, евреи, канадцы и даже представитель Судана.

Большинство членов семьи свободно общаются на трех языках: английском, французском и на хорошем русском. Зять Роберт, муж старшей дочери Наташи, был канадец. Они прожили в браке 21год. Он не знал русского языка, но очень сердечно относился к теще, Валентине Николаевне. Роберт называл ее по-русски бабушка с ударением на втором слоге. Отчим по-доброму относился к своему пасынку Феде. Гордился его хоккейными успехами и щедро покупал мальчику недешевое снаряжение для этой игры. Роберт увлекался рыбалкой и имел свой катер. Часто с Наташей и Федей ездил на рыбалку. Они с удовольствием угощали нас с женой рыбными деликатесами. Вся большая семья искренне скорбела, когда Роберт умер. Федя тяжело пережил смерть любимого отчима.

Лентяев в семье нет. Все очень трудолюбивые люди. Когда они иммигрировали в Канаду, то организовали семейный подряд – вручную лепили пельмени. Продукцию поставляли армии и флоту. Скопили капитал. Открыли свой ресторан с ласковым названием «Погребок». Это был семейный бизнес. Моя семья – жена, сыновья, невестки, внуки и даже правнук Амир из Израиля познакомились с вкусной кухней «Погребка».

У истоков этого бизнеса стоял Леонид, муж Лены, младшей дочери Федора Никитовича. Леня – мотор всей большой семьи. Он очень энергичный, креативный человек и щедро дарит свое внимание всем членам своей семьи. Он поет, играет на гитаре и очень коммуникабелен. Леонид занимается и про- дюсерством. В Монреале он организовал несколько больших концертов, пригласив московских артистов. Лена и Леня очень отзывчивые люди. 11 сентября 2001 года исламские радикалы атаковали Нью-Йорк и разрушили несколько зданий Всемирного Торгового Центра (ВТЦ). Об этой трагедии мною написана книга «Последний День «близнецов». Спонсорами стали мои родственники, друзья, бывшие ученики из Казахстана, США, России и Леня с Леной из Канады.

Все четверо внуков Федора Никитовича состоялись в Канаде. Они достойные люди и хорошие профессионалы.

Федор Жила-младший и Марк – успешные адвокаты. Федя работает в самом большом детском госпитале Канады и занимается гуманным делом, защищает права больных детей. Внучка Олеся – обаятельная женщина и мать двоих прелестных детей. Она экономист и работает в Канадской налоговой службе. Это очень престижная работа. Роман – дипломированный бухгалтер, сейчас ведет «Погребок». Все внуки – люди активного социального действия. Любят истину.

Федор Жила – младший еще на школьной скамье при изучении темы Второй мировой войны полемизировал с учителями истории. В США, в Канаде есть тенденция замалчивать роль Советской армии в разгроме гитлеровской Германии. В этих странах даже не знают, кто взял Берлин в мае 1945 года. Я посмотрел несколько англоязычных учебников по истории. К сожалению, такая предвзятость в оценке Второй мировой войны имеет место. Федя доказывал своим преподавателям, что мощный удар советской армии сокрушил гитлеровский рейх. Он приводил в пример боевой опыт своего деда.

А недавно он со своей мамой Наташей совершил поездку в Москву, Петербург, Алматы. Посетив могилу деда Федора, внук увидел непорядок. Он организовал прокладку асфальта рядом с могилой и реконструировал оградку. Внук показал себя человеком дела.

Другой внук Марк вместе со своей женой съездил на родину деда, в город Бахмач Черниговской области. Они встретились с родственниками, прогулялись по улице имени деда. Земляки чтут память своего героя.

Сам Федор Никитович очень ценил родственные отношения. Он был хороший сын и брат. У них в семье росли шестеро детей. Отец – рабочий железнодорожник, мать – домохозяйка. Федор любил проводить отпуск вместе с женой и детьми у родителей и заботился о них. Эта семейная традиция заботы о старших членах семьи сохранилась и сейчас. В честь мамы и бабушки Валентины Николаевны, когда ей исполнилось 80 лет, устроили очень красивый общесемейный праздник. На нем звучали песни, стихи, шутки – творчество каждого члена семьи. Мы с женой приняли виртуальное участие в этом юбилейном торжестве. Сочинили и спели по скайпу песню, посвященную Валентине Николаевне. И что самое главное – в менталитете канадской семьи доминантой является бережное отношение к памяти Федора Никитовича. Есть семейный архив. Там его награды, фотографии, газетные статьи, книги и другие документы, отражающие подвиг и жизнь этого замечательного человека. В квартире Валентины Николаевны есть мемориальный уголок, посвященный гвардии полковнику Жиле.

Разумеется, самые маленькие правнуки, в силу возраста, еще ничего не могут сказать о героическом прадедушке. Но это лишь дело времени. А вот тринадцатилетняя Стеша уже много знает о подвиге Федора Никитовича. Она написала очень трогательное эссе, посвященное своему прадеду-герою. Комиссия в Монреале высоко оценила творчество правнучки и наградила ее поездкой в крымский лагерь Артек. К сожалению, пока неизвестно, состоится ли это путешествие. Увы, пандемия коронавируса нарушила многие планы. Самое важное – старшие члены семьи передали Стеше эстафету памяти. А она понесет ее дальше.

В сибирском городе Томске родилась прекрасная народная инициатива: 9 Мая в День Победы проводить марш «Бессмертного полка». Эту инициативу подхватили миллионы людей в разных странах. Этот марш проходит и в Монреале. Все взрослые и младшие члены семьи Жилы принимают в нем активное участие. Я с интересом наблюдал этот марш на ютубе. Это очень красивое и трогательное шествие. Над многолюдной колонной реют красные флаги Победы. Развеваются государственные флаги Канады и провинции Квебек. Солдаты этой страны вместе с воинами Советской армии, США, Англии, Франции и других членов антигитлеровской коалиции в 1945 году разгромили гитлеровскую Германию. Канадцы тоже участвуют в этом марше. Звучат песни военных лет, красочные шары украшают шествие. В небе барражирует самолет с праздничным транспарантом. И самое главное – портреты, фотографии мужчин и женщин в военной форме с наградами на груди создают коллективный образ того уже далекого исторического времени. Я понимаю, что в колоннах идут люди неравнодушные к памяти своих предков, которые воевали за их счастье и мирную жизнь. Происходит удивительная связь времен и поколений. И среди этого многолюдия шагает близкая мне канадская семья героя-фронтовика Федора Никитовича Жилы. Эта славная семья – хранительница исторической памяти и передает эстафету следующим поколениям. Я не религиозный человек, но верю в бессмертие душ.

В заключении мне хочется вспомнить любимые стихи А. С. Пушкина.

Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
На них основано от века
По воле Бога самого
Самостоянье человека,
Залог величия его.

P. S. Мне вспомнилась одна майская ночь в Алматы накануне Дня Победы. По традиции я поставил фронтовую фотографию отца и букет цветов. На красивой салфетке разложил его боевые награды.

Ночью во сне я вдруг отчетливо услышал голос отца: «Вова, сделай что-нибудь. У меня так болят раны». Я проснулся. Было 3 часа. Встал. Подошел к портрету и мысленно сказал: «Папа, мы тебя помним. У меня и твоих внуков Павлика и Димы все в порядке». Потом налил себе рюмку водки и выпил за его светлую память. Долго не мог уснуть…

Валентина Николаевна, вдова Федора Никитовича Жилы, религиозная женщина. И я уверен, что она лучше других может понять и объяснить, что произошло со мной в ту майскую ночь.

P.P.S. Я хотел проверить память своих выпускников о Жиле и послал статью Ире Логиновой, выпускнице СШ 120 1978 года. Она учительница математики, кандидат педагогических наук. Вот ее ответ:

«Федора Никитича помню живо, его уроки, отношение к нам, уважение и мягкий юмор, преданность и патриотизм, и сияние его звезды на кителе. И уже позже – его Памятник на могиле – всегда проходим и кланяемся ему – по дороге к могилкам своих…»

Стефани Маевски. Письмо прадеду

Дорогой деда Федя!

Я никогда тебя не видела. Тебя не стало за 15 лет до моего рождения, но я знаю о тебе все. Моя прабабушка, бабушка и, конечно, мой папа очень часто тебя вспоминают. Папа говорит, что однажды, когда он упал и заплакал, бабушка сказала ему: «Тебе стыдно плакать. Ты – внук Героя». Папа это запомнил на всю жизнь. А я, дед, твоя правнучка. Правнучка Героя Советского Союза.

Я много читала про тебя в интернете. Когда началась война, тебе было шестнадцать лет, в этом возрасте на фронт не брали. Но ты сбежал из дома и сел на поезд, который шел на фронт. Тебя высадили и вернули домой. Родители тебя наказали, но ты снова убежал. В семнадцать лет ты был на фронте. А в 20 ты уже стал Героем Советского Союза. Много раз я слышала рассказ о твоем подвиге. Деда, какой же был ты у меня смелый! Когда нужно было одиннадцать добровольцев, чтобы переплыть реку Днестр и вызвать огонь на себя, ты сделал шаг вперед. Я часто думаю, понимал ли ты, что идешь на смерть? Как много вопросов! Жаль, ответов я уже не получу. Ты говорил, что подвиги совершали не только солдаты. Шестилетний мальчишка из молдавского села, который по ночам приносил вам крынку молока и несколько картошек, тоже был герой.

Из одиннадцати добровольцев в живых осталось пятеро. Твоя мама за время войны дважды получала на тебя похоронки. Но ты вернулся. Совершенно седой.

Мой папа вырос на твоих рассказах, все они были о войне. Ты рассказывал про друзей, про врагов, про нашу Победу, но никогда о себе. Ты не любил фильмы про войну. Почему? Может, потому, что знал ее настоящую? Или не хотел вспоминать? Папа помнит, как ты надевал на него свою фуражку и китель со всеми орденами, и он гордо ходил по всей квартире строевым шагом. Дед, выросли твои внуки, и уже мы, правнуки, храним твои награды.

После войны в Молдавии был установлен обелиск в честь вашего подвига. Дед, обещаю, когда я вырасту, положу цветы к вашему памятнику. И, может быть, рядом со мной будут стоять мои дети, и уже я буду им рассказывать о тебе. Я где-то читала, что память нужна не мертвым, память нужна живым. А в этом году один из твоих канадских внуков побывал на улице, названной твоим именем, у тебя на Родине.

Деда, я так хочу тебе рассказать о своей жизни, как я стараюсь хорошо учиться, занимаюсь танцами, принимаю участие в школьных проектах и помогаю младшим. А еще я мечтаю, что я, простая девчонка Стеша, когда-нибудь поеду в самый крутой международный детский лагерь Артек. И еще я знаю точно, что 9-го мая мы, как всегда, соберемся, и родители будут рассказывать о всех наших бабушках и дедушках, переживших эту войну, а мы, дети, будем слушать. У нас, дед, очень большая и дружная семья и говорят в ней на 6-и языках. Мы не знаем войны. Разве не за это ты воевал?

Да, дед?!

Скоро мы будем отмечать 75-летие со дня Победы. Великий праздник!

Каждый год мы своей большой семьей 9-го мая идем в Бессмертном полку с портретами наших дедов. Если бы ты знал, сколько людей принимают в этом участие! Тысячи, десятки и сотни тысяч. И не только в России, но и во всем мире. 75 лет – это целая жизнь. Почти не осталось в живых участников этой войны. В колоннах идут их дети, внуки, правнуки. А это значит, что память об этой великой Победе жива и будет передаваться из поколения в поколение. Ведь именно в этом смысл фразы «Вечная Память Героям».

Спасибо тебе, дед!

 

 

Даты. События.





 

 
 

Журнал выходит 1 раз в месяц и распространяется по подписке в школах, лицеях и гимназиях
 
 
Копирование материалов
без ссылки на сайт
запрещено
 
 
 
 

050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел. 8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10