электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


Даты. События

 

 

В текущем номере ...

Даты. События.

 


Источники по движению Алаш
в документах и материалах Архива Президента РК

№ 7 (168) сентябрь 2017г.

М. ЖЫЛГЕЛДИНОВ, главный эксперт Архива Президента Республики Казахстан, г. Алматы


С точки зрения исследовательской традиции, проблема Алаш и Алаш- Орды – одна из наиболее активно разрабатываемых в настоящее время, что, безусловно, свидетельствует об ее оформлении в объект конкретно-исторического и историографического анализа [1]. В связи с этим не угасает интерес к источниковой базе со стороны как отечественных, так и зарубежных исследователей. В этом контексте документы, хранящиеся в фондах Архива Президента РК, представляют для них особый интерес. Среди них есть мемуарные источники и воспоминания очевидцев, которые зачастую оказываются невостребованными. Между тем именно воспоминания, дополненные другими письменными источниками, могут по-новому наполнить научным содержанием исторические работы, существенно расширить возможности анализа и комплексного представления о сложных социально-политических, внутрипартийных, этнополитических процессах, происходивших в Казахстане на тот исторический отрезок времени.

Начало специального изучения алашской интеллигенции в условиях советской власти относится к первой половине 1920-х гг. Появление первых публикаций совпало со временем изучения истории Казахстана как научного предмета. В этот период определяется метод исследования, обозначается проблематика, формируется корпус источников, создаются центры науки и подготовки кадров историков [2].

А. Букейханов в своей работе «Киргизы. Формы национального движения в современных государствах» выделяет два течения казахской интеллигенции в зарождавшемся освободительном движении в Степном крае в начале ХХ в.: «С одной стороны, интеллигенция, воспитанная на русской литературе, верующая в европейскую культуру, считавшая религиозные вопросы второстепенными». Эту группу он называет «западниками». Вторую, «воспитывавшуюся в духе восточной ортодоксии и национально-религиозной исключительности», называет «тюркофилами и поборниками панисламизма» [3]. В результате такого расклада политических интересов и ориентиров автор подчеркивает, что в первом случае организации политической партии она (интеллигенция) будет соответствовать оппозиционным русским, в частности, партии «народной свободы», а во втором – мусульманским, татарским партиям.

Исходя из особенностей развития казахского общества в начале ХХ в., А. Букейханов выявил истоки возникновения алашского движения. Он подчеркивает, что постановление II Общекиргизского съезда (5–13 декабря 1917 г.) «было вызвано желанием предотвратить анархию на территории, населенной киргизами, не допустить возможности развития большевизма в степи». При этом он указывает на западническую ориентацию своего правительства, не имевшего сепаратистских замыслов: «киргизский народ … не желает отделения от России. Мы – западники» [4].

Данную позицию поддерживал и А. Байтурсынов. В 1919 г. на страницах первого союзного журнала «Жизнь национальностей» была опубликована аналитическая статья А. Байтурсынова «Революция и киргизы», где показаны объективные причины создания Алаш-Орды и роли в ней национальной интеллигенции.

Анализируя события 1917–1918 гг. в политической жизни Края и роль в ней национальной интеллигенции, он был солидарен в оценке деятельности Алаш- Орды и ее взаимоотношений с различными политическими формированиями, «правительствами» времен гражданской войны, в окружении которых она находилась. Непризнание алашевцами советской власти исходило из характера проводимой политики местными большевиками, творившими те же беззакония и насилие в отношении казахов, что было и в царское время.

Таким образом, А. Букейханов и А. Байтурсынов показали объективные причины возникновения оппозиционного движения в лице национальной интеллигенции в Казахстане. Если А. Букейханов обратил внимание на истоки возникновения Алаш, то А. Байтурсынов охарактеризовал его политическую деятельность в период организационного становления партии и правительства. При этом авторы едины в определении политических целей и форм борьбы данного движения. Они подчеркивали ярко выраженный антиколониальный, общедемократический характер политической, просветительской деятельности национальной интеллигенции.

Для исследования истории 20–30-х гг. ХХ в. документы Архива Президента Республики Казахстан представляют особый источниковедческий интерес. Среди огромного пласта документов, хранящихся в фондах Архива Президента РК, особое место занимают воспоминания очевидцев тех или иных исторических событий, незаслуженно выпадающие из поля зрения исследователей, как информационно субъективный и идеологический продукт эпохи тоталитаризма. Эти архивные материалы несут в себе нераскрытый информационный потенциал для изучения различных сторон общественно-политической жизни в Казахстане начала ХХ в.

К таким документам относятся воспоминания очевидцев установления советской власти, в которых содержатся сведения и о деятельности партии Алаш и алашской национальной интеллигенции. Систематическая работа по сбору воспоминаний участников событий 1917–1920-х гг. связана с принятием СНК СССР постановления от 21 сентября 1920 г. «Об учреждении комиссии для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и истории РКП». По предложению организатора и руководителя М.С. Ольминского комиссия получила сокращенное название Истпарт [5].

Вопрос о комиссии Истпарта в Казахстане первоначально рассматривался президиумом Киробкома РКП (б) в июне 1921 г. Трудности становления казахстанской партийной организации сказались и на создании Истпарта при обкоме, вторично обсудившего о нем вопрос 11 сентября 1922 г. В декабре 1922 г. постановлением Киробкома РКП (б) было организовано Киргизское бюро Истпарта [6]. Киробком стремился расширить фронт работ Истпарта, что, естественно, усложняло его задачи и использование квалифицированных работников. Он был основным научным центром, решавшим исследовательские, идеологические и организационные вопросы, связанные с изучением истории партии и Октябрьской революции. Таким образом, становление и развитие историко-партийной науки в Казахстане в 20–30-е гг. связано, главным образом, с деятельностью Истпарта – первого в республике научно-исследовательского учреждения по общественным наукам [7].

Воспоминания по истории политических движений и партий, в число которых вошла и «Алаш», планировалось использовать с целью разоблачения идеологических диверсий политических оппонентов большевизма как противников социалистического строительства в республике. Особое внимание уделялось на сбор материалов, связанных с революционными событиями в казахском крае. Было сделано письменное обращение с просьбой прислать свои воспоминания и материалы С. Сейфуллину, Н. Нурмакову, Т. Рыскулову, А. Асылбекову, У. Джандосову, Т. Айтиеву, Ю. Бабаеву и др. [8].

В ноябре 1926 г. III Пленум Казкрайкома ВКП (б) принимает решение об издании документального сборника по истории Алаш-Орды. В условиях практически полного отсутствия историков в качестве составителей сборника документов были назначены партийные работники Н. Мартыненко – заместитель заведующего Главполитпросвета Казкрайкома ВКП (б) и С. Сейфуллин – заведовавший в 1926–1927 гг. Истпартом Казкрайкома ВКП (б) [9]. В результате были изданы две книги: первая, Бочагова, «Алаш Орда. Краткий исторический очерк о национально-буржуазном движении в Казахстане периода 1917–1919 гг.», которая помимо очерка включала в себя 7 документов (1927), вторая, Мартыненко, – 75 документов и материалов, посвященных деятельности партии «Алаш» и созданию государственности Алаш-Орда (1929). Оба издания позже подверглись критике [10].

В соответствии с принципом партийности историко-документальной экспертизы источников периода тоталитаризма Истпарт привлекал к написанию мемуаров преимущественно участников революции со стороны большевистского лагеря. Воспоминания участников движения Алаш не отложились в архивных коллекциях. Нехватка квалифицированных кадров среди составителей сборников и их слабая теоретическая подготовка сказывались на характере подготовки и публикации воспоминаний. В первых публикуемых материалах истпартовских отделов документальные и мемуарные источники ставились в один ряд, приравнивались друг к другу, в силу чего получалось, что доминировали воспоминания. Несмотря на трудности, местным бюро Истпартов к концу 1920-х гг. удалось собрать значительный фонд документальных материалов. К 1927 г. это наследие составляло 3 архивных фонда общим объемом 4 тыс. дел и 21 тюк неразобранных материалов: газеты, бюллетени, другие официальные партийные издания, рукописи воспоминаний и немногочисленные фотографии [10].

В 1931 г. по решению Казкрайкома ВКП (б) в республике организуется Казахстанский институт марксизма-ленинизма при КазЦИКе, преобразованный в 1933 г. в Казахстанский научно-исследовательский институт марксизма-ленинизма (КНИИМЛ). Крупным событием в идеологической жизни республики было слияние по решению Казкрайкома ВКП (б) от 11 апреля 1934 г. КНИИМЛа с Истпартом крайкома в Казахстанский институт Маркса – Энгельса – Ленина на правах отдела крайкома. До 1940 г. он сохранял название КНИИМЛа, а включенный в систему Института Маркса – Энгельса – Ленина при ЦК ВКП (б) на правах филиала был переименован в Казахстанский филиал ИМЭЛ при ЦК КП(б) Казахстана, который стал правопреемником колллекций, собранных истпартовцами. Объединение КНИИМЛа с Истпартом — закономерное явление в развитии советской историко-партийной науки: в центре и на местах еще раньше произошло организационное укрепление исследовательских учреждений, что отражало достигнутый уровень развития истории партии как науки [7].

За время своего функционирования Институт подвергался неоднократным реорганизациям, вследствие чего изменялись его название и подчиненность. В 1994 г. часть архивного фонда Коммунистической партии Советского Союза, хранение которого осуществляли Сектор партийного архива Института истории партии при Центральном Комитете Коммунистической партии (ЦК КП) Казахстана и Архив Алма-Атинского обкома КП Казахстана, вошли в состав Архива Президента РК. Таким образом, Архив Президента стал хранителем коллекций воспоминаний участников революционных событий 1905–1917 гг., Гражданской войны, а также копий документов ХVIII– ХХ вв., выявленных сотрудниками Института в партийных и государственных архивах СССР и Казахской ССР [10].

Советский режим сделал недоступными для широкого исследователя материалы партии «Алаш», казахских комитетов (1917–1918 гг.). В результате работы архивистов по рассекречиванию документов исследователям становятся доступными новые массивы источников ХХ в., в частности, по истории движения Алаш. На основе этих документов Архив Президента РК подготовил ряд изданий по документам и материалам партии Алаш. Совместно с Институтом истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова был подготовлен 4-х томный сборник документов и материалов «Алаш қозғаласы – Движение Алаш». В сборнике опубликованы документальные источники пяти республиканских архивов: АП РК, Центрального государственного архива РК (ЦГА РК), Государственного архива Алматинской области (АО ГА), Центра документации новейшей истории Восточно-Казахстанской области (ЦДНИ ВКО) и Архива Комитета национальной безопасности (КНБ); трех архивов Российской Федерации: Государственного архива (ГАРФ), Российского государственного военного архива (РГВА), Государственного архива (ГА) Томской обл., а также статьи из периодических изданий. Достоинством данного проекта является и привлечение первоисточников из органа партии «Алаш» – газеты «Казах» работ лидеров движения, изданных на казахском языке на основе арабской графики. Это позволило составительскому коллективу, работавшему над проектом, «вскрыть существенные изъяны в изданиях, опубликованных еще в 1920-х годах на русском языке и приблизиться к пониманию действительного положения дел» [11].

Состав документов по истории Алаш в АП РК представлен постановлениями партийных органов правящего режима, осуждавших деятельность своих идеологических оппонентов (12%), справками ОГПУ, КНБ (8%), личными делами бывших алашордынцев, временно принятых в 1920-е гг. на государственную службу (9%), «письмами во власть» (15%), архивными источниками, выкопированными из государственных архивов (14%), выписками из статей периодической печати (33%), воспоминаниями (9%), и что не менее важно – стенограммами, протоколами совещаний, конференций, круглых столов по обсуждению проблемы историками, имевшими доступ к источникам, малочисленными фотодокументами, уцелевшими в семейных архивах деятелей движения.

Список использованной литературы и источников

1. Нурмагамбетова Р. К. Движение Алаш и Алаш- Орда: историография проблемы. 1920–1990-е годы ХХ века. – Алматы, 2003. – 153 с.

2. Козыбаев И. М. Историография Казахстана: уроки истории. – Алма-Ата: Ғылым, 1990. – 280 с.

3. Букейхан А. Избранное. – Алматы: Қазақэнциклопедиясы, 1995. – 480 с.

4. Алаш-Орда: сборник документов. – Алматы: Айкап, 1992. – 190 с.

5. Алексеева Г. Д. Истпарт: основные направления и этапы деятельности // Вопросы истории. – 1982. – № 9. – С. 17–29.

6. АП РК. Ф.139. Оп.1. Д.266а. Л.184а.

7. Историко-партийная наука в Казахстане: некоторые проблемы историографии. – Алма-Ата: Казахстан, 1988. – 200 с.

8. АП РК. Ф.811. Оп.8. Д.130. Л.1.

9. Чиликова Е. В. О первых публикаторах Советского Казахстана, изучавших историю движения Алаш / Пути использования и совершенствования современных научно-практических приемов и методов в работе с архивными материалами. Материалы республиканского учебно-практического семинара. – Астана, 2007. – С. 23–33.

10. Қ. Әлімғазинов, Е. Чиликова. Тарихи жады кеңістігіндегі Алаш қозғалысы // Қоғам және дәуір. – 2017. – № 1. – С. 55–71.

11. Аманжолова Д. А. Движение Алаш. Сборник документов и материалов // Исторический архив (Москва). – 2009. – № 2. – С. 218-220.

 

 

Наши друзья



Журнал выходит 1 раз в месяц и распространяется по подписке в школах, лицеях и гимназиях
 
 
Копирование материалов
без ссылки на сайт
запрещено
 
 
 

 

E-mail: o.shkola@rambler.ru      

050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел. 8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10