электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


Инклюзивное образование

Статьи, опубликованные в рубрике «Инклюзивное образование» журнала «Открытая школа» c 2012г. (скачать)

 

в текущем номере

Инклюзивное образование:

 

Концептуальные подходы к развитию инклюзивного образования в Республике Казахстан

Методические рекомендации по организации интегрированного (инклюзивного) образования детей с ограниченными возможностями в развитии. (Письмо МО и Н от 16 марта 2009 года № 4-02-4/450.)

Инструктивно-методическое письмо по определению детей после кохлеарной имплантации в общеобразовательные (инклюзивные) и специальные (коррекционные) организации образования (Письмо МОиН№ 4-02-4/1228 от 2 июля 2009 года)

Методические рекомендации по определению детей с аутизмом в организации образования. (Письмо МОиН №4-02-4/1435 от 28 мая 2010г.)

Методические рекомендации по организации психолого-педагогического сопровождения детей с ограниченными возможностями (Утверждены Приказом Министра образования и науки Республики Казахстан № 524 от «12»декабря2011 года)

Типовые правила деятельности общеобразовательных организаций (начального, основного среднего и общего среднего)(Утверждены постановлением Правительства Республики Казахстан от 17 мая 2013 года № 499)

Статьи, опубликованные в рубрике «Инклюзивное образование» журнала «Открытая школа» c 2012г. (скачать)


Люди так не делятся:

Видеоролики и фильмы:

14 приложений, которые нужны людям с ограниченными возможностями


 








 
 

 

№ 6 (167) август 2017


Региональная модель взаимодействия различных структур по внедрению инклюзивного образования
(на примере Акмолинской области)

М.У. ИБРАЕВ, кандидат политических наук, председатель Координационного совета по развитию инклюзивного образования в Акмолинской области, г. Кокшетау


I. О создании Координационного совета Основным мотивом для разработки региональной модели взаимодействия послужил тот факт, что в перечне разнообразной литературы по организации инклюзивного образования не удалось обнаружить каких-либо методологических и методических рекомендаций, полезных для руководителей и работников государственных органов и организаций образования при определении ими механизмов массового внедрения инклюзива в общеобразовательную школу, систему дошкольного и профессионального образования.

Методологической основой для разработки нижеприведенной модели взаимодействия явилось сочетание структурно-функционально-системного (СФС) и атомарного методов, используемых в современной методологии научного познания. Соответственно, понимание значения и роли отдельных составляющих опиралось на следующие понятия: структура (лат. structura – строение) как отношения между частями и элементами объекта; функция (лат. functio – исполняю) – значение части или элемента в составе структуры; система (лат. systema – целое) – единство элементов и частей объекта. Применение атомарного метода объясняется необходимостью учета внутреннего содержания элементов системы при определении характера их взаимоотношений [1].

Как известно и специалистам образования, и широкой общественности, одним из актуальных направлений развития систем образования на постсоветском пространстве, в т.ч. и в Казахстане, в последние годы является внедрение идей и принципов инклюзивного образования в повседневную практику деятельности организаций образования всех уровней: от дошкольного до высшего [2]. При этом реализация процесса внедрения сталкивается с целым рядом проблем как системного, так и специфического характера, среди которых отсутствие условий для безбарьерного доступа обучающимся с особыми потребностями, неподготовленность основной массы педагогов к их обучению и развитию в общеобразовательных школах, колледжах, детских садах и организациях дополнительного образования и т.д.. Не лучше обстоят дела и в учебных заведениях высшего образования. Уверен, что коллеги из других регионов или стран могут значительно дополнить и разнообразить этот перечень.

Однако, одной из главных проблем внедрения инклюзивных практик в учебно-воспитательный процесс, на наш взгляд, является разобщенность действий органов, организаций образования, других вовлеченных структур, в том числе и субьектов гражданского общества, что приводит на практике к разновекторности, разнотемповости их движения и, как следствие, к минимизации общих результатов прилагаемых усилий на местном и центральном уровнях.

Одним из визуальных проявлений разобщенности стало увеличившееся в последние годы количество публикаций на тему инклюзива в периодической печати, а также различных методических пособий и рекомендаций. При этом в них, как правило, используется различная терминология для обозначения одних и тех же понятий и процессов, что создает еще большую путаницу для педагогов-практиков, многие из которых инклюзив понимают только как обучение детей с проблемами в состоянии здоровья совместно с основной массой учащихся, но в составе специально созданных классов, Таким образом, происходит смешивание понятий специального, интегрированного и инклюзивного образования. При таком понимании и подходе к проблеме из присущего для инклюзива поля зрения выпадают другие категории учащихся и воспитанников, имеющих проблемы в обучении и развитии, т.е., остановившись на этапе частичной дифференциации, руководители и учителя массовой школы не переходят к следующему, основному, этапу этой работы: учету индивидуальных особенностей и потребностей каждого ребенка и созданию соответствующих условий для успешного освоения учебного материала и развития когнитивных и творческих способностей, а также психоэмоциональной и духовно-нравственной сфер его личности.

В целях изучения возможных практических путей массового внедрения инклюзивных практик в деятельность общеобразовательных школ управлением образования Акмолинской области совместно с Научно-информационным центром гражданского образования (г. Астана) в 2012-13 учебном году за счет привлеченных внебюджетных средств на базе пяти школ области был проведен пилотный проект по повышению компетентности педагогических работников в вопросах инклюзивного образования. Учитывая положительные результаты проекта, на итоговой конференции в ноябре 2013 г. было принято поддержанное всеми участниками решение о его продолжении в последующие годы. Для повышения эффективности и упорядоченности действий инициативная группа провела анализ состояния инклюзивного образования в формате SWOT и на его основе разработала план мероприятий по внедрению и развитию инклюзивного образования в области. Некоторые результаты проведенного анализа наверняка характерны для других регионов и системы образования страны в целом, в связи с чем могут быть интересны коллегам, занимающимся этой проблемой.

Так, был сделан вывод о том, что благодаря работе, проводимой в течение многих лет, и отдельным решениям, принятым в последние годы, имеется определенный потенциал, который может стать базовым ресурсом инклюзивного образования.

В первую очередь речь идет о сети специальных организаций образования области: четыре психолого-медико-педагогические консультации, что соответствует республиканским нормам и позволяет охватывать обследованием детей всех населенных пунктов области; пять специальных коррекционных школ-интернатов для детей с ЗПР, умственной отсталостью различной степени и нарушениями слуха, в т.ч. одна на базе детского дома (двойная острая проблема – медицинского и социально-педагогического характера); кабинеты психолого-педагогической коррекции в семи районных центрах (в настоящее время, на 01.12.2016 г. – четырнадцать кабинетов, еще пять будут открыты в 2017-18 гг.). Кроме того, в 2013-14 учебном году в шестидесяти четырех общеобразовательных школах функционировали восемьдесят специальных коррекционных классов и сорок семь логопедических пунктов, а сто восемьдесят шесть школ частично создали условия для безбарьерного доступа. В трех колледжах накапливался опыт обучения рабочим профессиям и специальностям молодых людей с ограниченными возможностями в развитии и здоровье. Необходимо отметить, что специальные организации достаточно неплохо укомплектованы педагогическими кадрами с дефектологическим образованием, имеют определенную учебно-материальную базу в виде специального и вспомогательного оборудования, а также учебных и методических пособий.

С другой стороны, в формате так называемой «стихийной инклюзии», т.е. без коррекционной поддержки, более полутора тысяч детей обучались в «обычных» классах общеобразовательных школ, около двухсот таких детей посещали «обычные» детские сады, а более ста постигали премудрости рабочих профессий в стенах профессиональных колледжей.

При этом в связи с отсутствием взаимодействия каждая из ступеней образования (дошкольного, общего среднего, специального, профессионального) функционировала практически независимо от других, между ними отсутствовали горизонтальные связи и, соответственно, обмен информацией статистического и методического содержания.

Таким образом, теоретические знания специалистов коррекционных организаций, их практический опыт работы с детьми с особыми потребностями, накопленный за многие годы, оставался практически невостребованным учителями и преподавателями общего и профессионального образования, которые вынуждены были работать с этой категорией учащихся, основываясь на общепедагогических и общеметодических знаниях и подходах.

После проведения анализа текущего состояния мы сформулировали ряд вопросов, которые, несмотря на свою определенную риторичность, требовали конкретных ответов и действий: кто и как методически сопровождает деятельность педагогов, обучающих и воспитывающих детей в условиях массовой школы и детского сада? кто и как оказывает помощь родителям этих детей? как изучается и распространяется тот фрагментарный, спонтанный опыт, который накапливается у отдельных педагогов и педагогических коллективов? какая структура могла бы объединять и координировать разрозненные усилия всех задействованных и заинтересованных сторон этого процесса? в каком виде и формате она может быть создана? и т.д.

В вышеуказанном плане мероприятий по рекомендации инициативной рабочей группы было предусмотрено создание областного Координационного совета по инклюзивному образованию и областного Ресурсного центра по внедрению инклюзивных практик в общеобразовательный процесс.

Соответствующим приказом областного управления образования, утвердившим состав и регламент работы Координационного совета, а также Положение и программу развития Ресурсного центра на базе средней общеобразовательной школы № 19 г. Кокшетау этим структурам придана необходимая институциональность в образовательном пространстве области. Как следует из наименования, Координационный совет является коллегиально-совещательным органом при управлении образования области, основной задачей которого определено объединение усилий всех структур, задействованных или заинтересованных во внедрении инклюзивного образования, разработка рекомендаций и предложений для государственных органов управления образованием, организаций образования по улучшению состояния и развитию инклюзивного образования. Состав Совета сформирован на принципе предоставления возможности озвучивания и обсуждения проблем и предложений как государственным органам и организациям образования, так и неправительственным организациям и родителям.

Так, председатель и секретарь Совета представляют, соответственно, Акмолинский региональный центр новых технологий в образовании и областной учебно-методический кабинет управления образования Акмолинской области (ранее, до 2014 г., объединенных в составе Областного центра мониторинга, информатизации, новых технологий и учебно-методической работы в образовании) – (на схеме структуры Совета, рис. 1 – председатель); от высшего образования (на схеме – ВО) в Совет входят заведующие кафедрами педагогики двух региональных вузов (государственного и частного); от системы общего среднего образования (ОСО) – директора общеобразовательной школы (Ресурсного центра) и детского сада, в структуре которого с 2010 г. функционирует кабинет коррекции и инклюзивного образования для детей раннего возраста; от профессионального образования (ТиПО) – преподаватель педагогического колледжа и директор строительно-технического колледжа, коллектив которого в течение ряда лет обучает рабочим профессиям людей с особыми потребностями. Важную роль в Совете играют руководитель неправительственной организации «Научно-информационной центр гражданского образования» и старший преподаватель ИПК, осуществляющие научно-методическое сопровождение (Н-М). Для контактирования с государственными органами и родительской общественностью в состав Совета введены руководитель и главный специалист отдела общего среднего образования областного управления образования (УО) и представитель клуба для родителей и детей с ограниченными возможностями «Мы вместе» (НПО).

Все члены Совета имеют высшее педагогическое образование, в т.ч. двое – дефектологическое; четверо – кандидаты наук (двое – педагогических, один – филологических и один – политических,), один – магистр педагогики. Также у всех многолетний профессиональный опыт педагогической, а у большинства и управленческой деятельности в сфере образования (см. рис. 1 ).

II. О функционировании Координационного совета

В соответствии с вышеупомянутым регламентом работы заседания Совета проводятся один раз в квартал. При этом нами выбран следующий формат заседаний: первое в календарном году заседание проводится в январе как организационное на базе областного учебно-методического кабинета, последующие три в форме выездных организационно-методических на базе районных (городских) отделов образования и методических кабинетов по утвержденному графику.

На организационном заседании председатель Совета информирует участников заседания об итогах работы Совета за истекший год, анализирует содержание и качество проведенных мероприятий, их соответствие утвержденному годовому плану работы. Также рассматривается и согласовывается план заседаний Совета на начавшийся календарный год. В повестке организационного заседания, как правило, предусмотрены выступления членов Совета по теоретическим и методическим вопросам развития инклюзивного образования. Заседания Совета проводятся в комбинированном режиме, т.е. члены Совета присутствуют непосредственно в зале, в котором проходит заседание, остальные участники заседания (методисты рай (гор) ОО, курирующие инклюзивное образование; руководители и специалисты коррекционных организаций образования, опорных организаций образования по внедрению инклюзивных практик и другие приглашенные лица) – в режиме online посредством ресурса Акмолинской образовательной сети, созданной и широко используемой с 2008 года.

Выездные заседания Совета имеют более практико-ориентированный характер: они состоят из двух частей – практической и пленарной. В практической части педагоги из организаций образования района, на базе которого проводится заседание, делятся своим наработанным опытом, проводят открытые занятия в различной форме. В пленарной части, в которой зачастую принимают участие представители органов власти района (заместитель акима района, курирующий образование, представитель районного маслихата), с информацией о состоянии инклюзивного образования в районе выступает один из руководителей районной системы образования: руководитель отдела образования или заведующий методическим кабинетом. Также заслушивается информация руководителей отдельных организаций, расположенных на территории района: заведующей КППК или ПМПК, опорных организаций по внедрению инклюзивных практик. В завершении участники заседания обсуждают заслушанную информацию и проект рекомендаций, которые впоследствии редактируются и рассылаются всем участникам. Таким образом, выездные заседания Совета фактически имеют форму семинаров-совещаний и приносят несомненную практическую пользу их участникам. По общему мнению членов Совета и всех принимающих участие в работе заседаний, описанная выше сложившаяся за эти годы практика функционирования Совета является наиболее оптимальной, и мы планируем в течение 2017 – 2018 г.г. завершить объезд всех районов области.

Литература:

1. Методология научного познания: учебник для магистров/ В.А. Канке. – 2-е изд., стер. – М: Издательство «Омега-Л», 2014. – 255 с.: ил.

2. Государственная программа развития образования РК на 2011-2020 г.г. (утверждена Указом Президента РК от 07.12.2010 г. № 1118).

 


Адаптивный лагерь «Пионер» или
Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать

Подборка Л.А. ПОПОВОЙ, редактора журнала «Открытая школа»


Впервые в лагере «Пионер» я побывала в июле прошлого года. Я не только написала об этом статью (см «Открытая школа», № 7, 2016), но и постоянно рассказываю всем, кому, с моей точки зрения, информация о лагере может быть интересна и полезна. А в этом году, получив приглашение от директора «Пионера» Жанат Каратай, взяла с собой постоянных читателей и авторов журнала, чтобы они смогли увидеть все своими глазами и поделиться впечатлениями с вами, уважаемые читатели. Но сначала для тех, кто не читал прошлогоднюю статью о «Пионере» (кстати, ее можно найти на нашем сайте http: //www. open-school. kz/glavstr/inclusiv_obraz/inclusiv_obraz_158_1. htm), рассказ Жанат об истории его создания, миссии, находках и результатах работы.


Лучше гор могут быть только горные лыжи

Я мама пятерых детей, один из которых – сын с диагнозом аутизм. Сейчас Али- бек вполне самостоятельный молодой человек, который с удовольствием учится в колледже и ставит себе реалистичные жизненные цели. Но так было не всегда.

В возрасте 3-х лет ему был поставлен диагноз аутизм. Мы пережили шок, который усугублялся тем, что в то время никто не мог нам помочь, про аутизм мало что знали даже специалисты. Мне пришлось оставить свою работу и вплотную заняться воспитанием и реабилитацией сына. Главную роль в его развитии сыграло раннее вовлечение в спорт, это были обычные секции по плаванию, большому теннису, боксу. К счастью, на нашем пути встречались понимающие тренеры и учителя. Мы сами научили его кататься на велосипеде, в возрасте 12 лет мы с большим трудом смогли научить его кататься на сноуборде (другие наши дети катаются на горных лыжах с 3-летнего возраста, и мы с мужем также увлеченные лыжники с большим стажем).

С этого момента у Алибека началось очень интенсивное развитие, он стал лучше учиться в школе (школа-лицей № 48) и даже увлекся шах- матами. Постепенно его «маркеры» аутизма стали таять. У нас как у родителей появилась надежда, что со временем он полностью адаптируется и станет самостоятельным человеком, способным содержать себя.

Два года назад осуществилась наша давнишняя мечта – мы приобрели небольшую горнолыжную базу недалеко от Алматы. Теперь увлечение стало нашим семейным бизнесом, где наши дети могли получать удовольствие от катания и помогать нам развивать нашу базу.

В октябре 2015 года я по приглашению коллеги из Турции посетила с сыном фестиваль достижений людей с аутизмом в Канаде. Я поехала туда, даже не осознавая для чего, моему сыну было в то время 17 лет, он готовился к окончанию 9 класса, впереди нас ожидала полная темнота в отношении его будущего, и в Казахстане у нас даже не было успешного примера взросления детей с аутизмом. Но как же мне повезло! Попав туда, я увидела новый мир возможностей для сына, а также для других детей с аутизмом. Во-первых, я увидела 20-ти, 30-ти и 50-ти летних людей с аутизмом, вполне успешных и относительно довольных своей жизнью (все-таки есть проблемы с непониманием в обществе людей с аутизмом, именно поэтому они ежегодно собираются и помогают друг другу), во-вторых, основательница этого фестиваля Леонора Грегори-Коллура устроила мне встречу с Президентом Ассоциации адаптивного катания Канады Сьюзан Хьюс. На протяжении всех 6 дней я активно общалась с ней, и она раскрыла мне реальные возможности для внедрения этого вида реабилитации на моей горнолыжной базе.

Мне не хватало самого главного – уверенности в себе и стартового капитала, но и отказываться от возможности помочь таким, как мой сын, детям я не могла.

В первый же горнолыжный сезон 2015/2016 мне удалось создать пилотный проект «Адаптивное катание для детей с аутизмом и другими проблемами в развитии». С помощью моего коллеги из Франции Эрика Лукаса мы организовали тренинг для наших инструкторов по горным лыжам и приступили к занятиям. В тот сезон мы поставили на лыжи 4-х детей с диагнозом аутизм и ДЦП и 2-х взрослых с синдромом Аспергера (разновидность аутизма, люди с этим диагнозом часто достигают больших высот в выбранной профессии). Сам Эрик – 53-летний аутист с синдромом Аспергера – после тренировок с нашими инструкторами научился кататься на лыжах и был потрясен воздействием, которое оказывает на аутистов этот вид реабилитации. Еще один молодой человек – 23-летний студент из США – приехал специально для участия в проекте. Также научился кататься на лыжах и уже летом следующего года участвовал в организованном нами инклюзивном горном лагере «Пионер» как вожатый. Он значительно преодолел свои ограничения и сразу же после возвращения в университет проявил себя в общественной жизни, участвуя в дебатах университета Хофстра (Нью- Йорк) на президентских выборах США.

По сути это даже и не реабилитация, а приятный и полезный во всех отношениях вид отдыха или досуга. Именно в этом виде спорта ребенок сконцентрирован на ощущении собственного тела, что крайне важно для аутистов. Общеизвестно, что все аутисты (я не слышала об исключениях) не владеют своим телом на хорошем уровне. Когда ребенок начинает учиться кататься на лыжах, он сконцентрирован на ощущениях своего тела, для того чтобы проехать и не упасть, он вынужден контролировать свои конечности, вестибулярный аппарат, зрение, слух. Все это называется у специалистов сенсорная интеграция и телесная терапия. Ощущения от тяжелых ботинок и лыж дают глубокие импульсы к сухожилиям и суставам, тем самым решаются дефициты в проприоцептивной системе. Ребенок во время занятия решает множество задач по сенсорной интеграции, телесной терапии, плюс к этому окружающая природа и ландшафт, как выясняется, благотворно влияют на аутистов. Кроме того, на высоте 2000+ метров над уровнем моря при пониженном содержании кислорода и низком атмосферном давлении происходит пассивная реабилитации большого ряда заболеваний, которая называется в медицине гипокситерапия.

В этом горнолыжном сезоне 2016/2017 у нас появилось намного больше особых учеников, для них были организованы регулярные занятия 2-3 раза в неделю. Все они получили впечатляющие результаты:
– улучшилась координация;
– у многих детей прошли страхи, фобии;
– у одного из детей (неговорящего) появилось пение (предвестник развития речи);
– улучшился глазной контакт;
– на других занятиях у специалистов (логопеды, дефектологи и психологи) они могли дольше удерживать внимание.

Кроме того здоровье этих детей и членов их семей укрепилось, это проявилось в отсутствии простудных заболеваний, характерных в зимний период, психоэмоциональное состояние детей и их родителей улучшилось, как и психологический комфорт внутрисемейных отношений.

В другое время года (незимнее) есть практически аналогичный вид реабилитации, основанный на ходьбе по пересеченной местности в условиях высокогорья. Также во время этих занятий у детей прорабатываются многие дефициты в физическом, моторном и психоэмоциональном аспекте развития личности.

Каждые каникулы мы проводим инклюзивный лагерь с включением детей с аутизмом и другими проблемами в развитии. За 10 дней дети проходят несколько этапов горной подготовки и походов в предгорьях Заилийского Алатау. Целебный воздух, эффект гипокситерапии (низкое содержание кислорода в воздухе), подготовленный персонал, уникальная программа, созданная нашей командой вожатых, сопровождение детей лагеря консультациями у Эрика Лукаса положительно воздействуют как на детей с диагнозом аутизм, так и на нормотипичных детей лагеря. Они улучшают мировосприятие детей, учат их толерантности, воспитывают в них лучшие человеческие качества, поднимают командный дух и прорабатывают лидерские качества. Это уникальная возможность для детей, и мы надеемся, что наш опыт послужит примером для других детских учреждений Алматы и всего Казахстана в соответствии с курсом нашего государства в создании инклюзивного общества.

С 2017 года на летних каникулах у нас теперь работают волонтеры Дориен и Хилял из Бельгии и Турции, которые преподают английский язык для наших детей, в том числе детей с аутизмом.

Этих волонтеров нам предоставила компания АIESEС – международная организация, объединяющая студентов и выпускников вузов в 126 странах мира.

Жанат Каратай, учредитель Частного Фонда «Pioneer Concept»


Работать с такими детьми интересно и увлекательно

Два сезона я работала в лагере «Пионер». О присутствии «особенных» детей знала заранее. Это меня почти совсем не пугало, я была уверена, что в любой момент мне подскажут, что предпринять. За все это время пришлось пообщаться с тремя ребятами с аутизмом. Каждый из них достаточно интересный ребенок. При общении с ними я всегда старалась сохранять положительный настрой. Небольшая агрессия или приказной тон – и контакт рвется, дети сразу перестают воспринимать твои слова и легко обижаются. Эти ребята похожи на четырехлетних «почемучек». Но достаточно на вопрос ответить встречным вопросом: «А ты как думаешь?» – и сразу следует правильный и точный ответ.

В кругу остальных радостных отдыхающих в лагере детей они теряют всякую агрессию и проявляют удивительное дружелюбие. Часто не могут найти себе место, но стоит направить их к определенному занятию, сразу вливаются и проявляют себя. Порой очень сильно удивляют творческие таланты ребят с аутизмом. Среди моих «подопечных» был превосходный поэт и сценарист, был мальчик с хорошим музыкальным слухом и постоянным рвением к пению, был мальчик, прекрасно проявляющий себя в точных науках. Не стоит таких ребят, как, впрочем, и остальных детей выпускать из виду, оставлять без внимания. Ребята сразу теряются, вновь ищут себе место и занятие.

Работать с такими детьми было достаточно интересно, порой забавно и увлекательно.

Екатерина Швецова, вожатая лагеря «Пионер»


Здесь нет случайных людей

Лагерей, курортов близ города Алматы много. Но что отличает именно «Pioneer» от всех остальных? Это настоящий горный семейный лагерь. Самое замечательное, что здесь, в горах, под пиком Пионерский (сейчас он переименован в пик имени Анатолия Букреева, но старое название – «Пионерский» – все еще живет в памяти многих алматинцев) вместе с обычными детьми принимают и особенных деток и делают все для их оздоровления: летом ходят в походы, а зимой ставят на лыжи. Плюсов миллион: все детки от семи до семнадцати лет оздоравливаются, учатся преодолевать трудности, жить вместе, в одном обществе. А еще учатся доброте, терпению.

Отправиться в настоящий поход в горы – это испытание для каждого человека, а тем более для детей с особенностями развития. Помогают им в этом профессиональные инструкторы. Это прекрасный вид социализации, которая ой как нужна особенным детям. Именно здесь в полной мере используется зона умеренного риска, которой так не хватает для полноценного развития детей. Природа, горы, четкий режим дня, чередование разных видов деятельности, постепенные нагрузки – все это учит детвору общению и самостоятельности.

У Жанны Каратай много помощников – прежде всего это инструкторы и вожатые. Здесь нет случайных людей, только те, кто может открыть свое сердце детям и дать им ту теплоту, в которой они так нуждаются. Без команды единомышленников такой проект не смог бы существовать.

Сегодня в лагерь везут детей и подростков с ограниченными возможностями. Многие отдыхают там несколько сезонов.

Как здорово, что есть такие замечательные места для отдыха и занятия спортом, как семейный горный курорт «Pioneer».

Лариса Нода, лауреат Международного Пушкинского конкурса, лауреат премии Союза журналистов Казахстана


Работать с детьми надо «на их территории»

Что меня удивило: курорт необычный, специализируется, в основном, на физическом воспитании и изучении прилежащей к курорту местности (ежедневные походы в горы летом, обучение катанию на горных лыжах – зимой). Это то, что мне очень понравилось, позавидовала ребятам – столько времени на свежем воздухе и в тесной и дружной компании с надежным и профессиональным инструктором.

Необычность курорта еще в том, что вместе с обычными, здоровыми детьми отдыхают и дети с аутизмом. Уникальная программа позволяет общаться детям в непринужденной обстановке, все делать вместе.

Поразили мамы детей с особыми потребностями. Сколько тепла, любви в их глазах! А сколько усилий они прилагают, чтобы их малыши чувствовали себя уверенно, не боялись общения, учились в обычных школах. Нам удалось поговорить с некоторыми из ребят, и не было ощущения, что это люди с тяжелым диагнозом. Алибек – создает мультфильмы, все герои вылеплены им самим из пластилина, в озвучивании ему помогают старший брат и сестренка. На днях Алибек почувствовал себя актером, его пригласили для того, чтобы снять социальный ролик о помощи таким людям в общественном транспорте. Адияр – приехал домой на каникулы после окончания очередного курса одного из университетов США, свободно владеет английским языком, общался с волонтерами из Турции и Бельгии, которые сейчас работают вожатыми в «Pioneer». На один из вопросов: в чем отличие между людьми, Адияр ответил: «Вы притворяетесь, а я нет». Очень мудрый ответ. И еще один участник встречи – Ярик. Веселый, солнечный и очень подвижный мальчик. К сожалению, он еще плохо говорит, но родители не теряют надежды, что Ярик заговорит полными предложениями.

В прошлом году в «Pioneer» работал Эрик Лукас, меня поразила одна его фраза: работать с такими детьми надо «на их территории», т.е. понимать и принимать их. Правда является основой для работы с детьми с особыми потребностями, и не только образовательными. Это должны знать все, кто с ними работает, в том числе и школьные учителя.

«Pioneer» – яркий пример, когда физическое воспитание, образовательная программа и теплое отношение к детям могут помочь справиться с недугом. Очень рада знакомству с директором семейного горного курорта Жанной Каратай, и я бы хотела поработать в «Pioneer» и обязательно посетить его со своими учениками в новом учебном году. А еще я запланировала зимой обучиться катанию на горных лыжах, после неудачной попытки в далекой молодости не делала попыток, а теперь абсолютно уверена в успехе!

Марфуга Утетлеуова, учитель истории СЛ № 165


Нужно создавать безбарьерную среду

После знакомства с лагерем «Пионер» у меня появилось более глубокое понимание проблем детей с ОВР и их родителей. Я увидела новые формы и методы работы и собираюсь их использовать в своей практике – включить проблемы инклюзии в тематику «Родительской гостиной», познакомить педагогический коллектив с опытом лагеря «Пионер», провести семинар для сотрудников школы по данной тематике и продолжить повышать свой профессиональный уровень с прохождением дополнительного обучения по инклюзии.

К сожалению, многие родители здоровых детей опасаются, что присутствие в классе «особых» учеников может задерживать развитие их собственного ребенка. А педагоги боятся рисковать и брать на себя ответственность. Часто это происходит от незнания методов, форм и технологий работы в общении с такими детьми. Я думаю, что знакомство с такими проектами, как лагерь «Пионер», может изменить ситуацию в лучшую сторону, убрать барьеры в общении, которые прежде всего находятся у нас в голове, а уж потом создают различные препятствия на внешнем уровне. Неслучайно Президент Н.А. Назарбаев обращается к нам в Послании «Казахстанский путь – 2050: единая цель, единые интересы, единое будущее» с призывом: «…надо усилить внимание к нашим гражданам с ограниченными возможностями. Для них Казахстан должен стать безбарьерной средой».

Найля Солодовникова, психолог СШ № 52


Идущий впереди

Получив приглашение посетить детский лагерь «Пионер», в первую очередь я подумала о том, чем может быть заполнена жизнь в лагере с таким названием. Неужели – линейки, горны, отрядные песни, речевки, костер? Это необычно в наше время. Хотя костер, как оказалось, в лагере – одна из традиций, однако необычность лагеря в другом, и связана она со значением слова «пионер» (фр.) – «первопроходец», «идущий впереди», «совершивший первый шаг в каком-либо деянии», «прокладывающий новые пути».

Действительно, этот лагерь, находящийся недалеко от города, в живописном горном ущелье, единственный из известных мне, наряду с обычными детьми принимает детей особенных. Этим летом здесь отдыхали и отдыхают дети с аутизмом, кохлеарными имплантами. И они все – и дети, и вожатые, и помощники-волонтеры – ПИОНЕРЫ – первопроходцы в очень трудном деле адаптации особенных детей к жизни в коллективе вместе с обычными детьми.

Я, как и многие вокруг меня, мало что знаю о детях с особенностями развития: что-то читала, слышала от знакомых, видела «Человек дождя». Ну вот, пожалуй, и все. Никаких контактов ни с детьми, ни с их родителями у меня до этого приглашения не было. Когда мы небольшой группой поднялись от турбазы «Алма тау» вверх по тропе удивительно красивого ущелья к опрятному двухэтажному дому, то увидели «хвост» группы детей, которая шла к темнеющим вдали скалам и еловому лесу. Видно было, что это разновозрастная группа – от малышей 6-7 лет до 15- 16 летних. Шли они дружно, друг за другом, так, как ходят в турпоходы дети в любых лагерях. Слышны были отголоски их разговоров. Удивило, что среди них никто не замыкался в себе и не отгораживался друг от друга. А ведь везде пишут, что аутисты-одиночки, они не любят общения с другими.

Пока дети были в походе, мы под эмоциональный рассказ хозяйки лагеря Жанны Каратай, ее помощников Алибека и Адияра осмотрели лагерь – жилье, столовую, комнаты отдыха, игровые площадки, вольеры с животными (птицы, собаки, ягнята, кролики). Все добротно, чисто, в спальнях порядок.

Алибек и Адияр тоже «особенные», они аутисты. Алибек – один из пятерых детей Жанны. Он охотно вступал в контакт, рассказывал о лагере, о себе. Ему 18 лет – он студент колледжа при Академии искусств им. Жургенова, увлекается анимацией. Он и сценарист, и режиссер, и оператор, сам изготавливает персонажей из пластилина и папье-маше.

Другой наш сопровождающий волонтер – Адияр – юноша 23 лет с синдромом Аспергера, студент Нью-Йоркского университета, посол Международной организации «Страна Аутистан» – помощник Жанны и вожатых.

Они оба – реальное доказательство того, что адаптация таких детей в обществе хоть и долгий, но возможный (а благодаря усилиям окружающих, родителей) и эффективный путь.

Рассказы родителей, детей, тренеров и волонтеров – масса примеров действенности и нужности программы адаптации, разработанной и осуществляемой пока что малочисленной группой энтузиастов, убедили нас в необходимости распространения программы в других лагерях.

Нина Морозова, экскурсовод


Все дети равноценны

Я педагог дополнительного образования. Поэтому хочу сделать акцент на актуальность проблемы инклюзии в системе дополнительного образования. Отсутствие государственных нормативов для большинства программ создает возможность более тонкого индивидуального подхода, который особо важен при образовании детей с ограниченными возможностями развития.

В ГККП «Дом школьников № 5» уже 4 года существуют детские объединения, где внедрено инклюзивное образование. Это кружки декоративно-прикладного искусства «Дизайн» (руководитель Сапрыгина Л.А.), «Вышивка лентами» (руководитель Чернецова А.В.), танцевальная студия «Sahara» (руководитель Сидоренко И.В.). Они успешно справляются с главной задачей инклюзии – создание среды, в которой все дети, включая и детей с ограниченными возможностями развития, равноценны.

Но всегда есть желание узнать что-то новенькое о работе коллег в инклюзивном образовании. И такая возможность нам была предоставлена редакцией журнала «Открытая школа». Мы с восхищением наблюдали принцип чувствительности и эмоциональности в действии. Вожатые целенаправленно и последовательно создают ситуации для выражения эмоций и переживания приятных чувств у детей, что позволяет снимать барьеры в общении и достигать хороших педагогических результатов.

Инклюзивное дополнительное образование в Казахстане только развивается. Педагогам предстоит еще нарабатывать опыт, а обществу – преодолеть отношение к инвалидности как к чему-то инородному. Такое отношение складывалось годами, поэтому изменить его за короткий срок практически невозможно. Но пытаться стоит уже сегодня. Я думаю, что опыт адаптивного лагеря «Пионер» нужно изучать и передавать всем, кто работает в сфере инклюзивного образования.

Алла Зиновьева, педагог дополнительного образования


Меняются дети – меняются родители

Меня интересовали стратегии родителей, их модели поведения в непростой жизненной ситуации. Зауре – мама Адияра. Чтобы мотивировать сына, сама научилась кататься на горных лыжах. Она рассказала, что мальчику пришлось сменить несколько школ, пока не попал в американскую. Проблема в том, что в школах не знают, что таким детям нужно больше времени для адаптации. В американской школе учитель мог остаться хоть на час и поговорить с ребенком.

Света – мама десятилетнего Ярика. Мальчик невербальный. Благодаря зимней адаптивной программе лагеря он уверенно обгоняет маму на лыжной трассе, начал произносить некоторые слова, научился запоминать последовательность действий и выполнять их. Научился управлять своим телом. Непосвященному человеку это покажется несущественным, но для Ярика и Светы это прорыв.

Меняются не только дети, меняются и родители. Жанна рассказала о Динаре – маме 15-летнего подростка с диагнозами олигофрения и аутизм. Он не отпускал ее ни на шаг. После того, как оба они научились кататься на лыжах, сын «оторвался» от мамы, она спокойно может отпустить его в магазин, он с удовольствием учится в школе. А мама ждет второго ребенка, хотя раньше и думать об этом не могла, ведь у нее был такой проблемный мальчик!

В 2014 году я составляла и редактировала книгу «Как много могут родители». Сейчас из «историй успеха» родителей и детей лагеря «Пионер» можно составить ее продолжение.

Лариса Попова, редактор журнала «Открытая школа»


 Послесловие

Через несколько дней после нашего визита в «Пионере» открылся молодежный трехдневный лагерь Joy Ful Camp. Третий год он собирает ребят от 16 лет и старше. Цель лагеря – за короткое время показать подросткам ценность живого общения, настоящей дружбы. Наталья Закирова (одна из организаторов лагеря) написала: «Но этот camp был особенным для нашей команды, мы отважились взять трех ребят с аутизмом. Это был потрясающий опыт для каждого из нас, мы видели, как непросто ребята шли на контакт, а в третий день радовались до слез за них, когда все трое танцевали с нами флешмоб, фотографировались и обнимались. Мы поняли, что особенные ребята так нуждаются в самом обычном человеческом общении, не в жалости, не в каких либо привилегиях, а в обычном открытом общении и дружбе. Это были потрясающие три дня, всего три дня, которые изменили наше отношение к аутизму».

Адияр был участником лагеря. В своем отзыве он написал, что первые два дня он ни с кем не хотел общаться и во многих мероприятиях участия не принимал, но в целом ему понравилось, в лагере было весело и интересно.

Зауре так прокомментировала участие сына: «У Адияра, к сожалению, был отрицательный опыт общения и неприятия его в школьные годы. Уже то, что он с легкостью согласился написать свой отзыв и быстро с этим справился, показывает, что даже 3 дня программы дали свой результат! И я этому очень рада! Конечно, таким, как Адияр нужно чуть больше времени на адаптацию. Но даже такое недолгое нахождение рядом с активной молодежной компанией просто необходимо! Большое спасибо Наташе и ее команде за понимание и вовлечение особенных ребят, несмотря даже на их сопротивление! Именно такое добро- желательное приятие, причем на равных, помогает нашим детям лучше психологов и лекарств!»

Примеры лагерей «Пионер», Joy Ful Camp, работа кружков системы дополнительного образования вдохновляет, показывая, что с проблемами особых детей можно работать успешно.

 



скачать бесплатно /r>

 

скачать бесплатно

 

Наши друзь я


 
E-mail: o.shkola@rambler.ru      

0050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел.8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10