электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


 Слово эксперту

 

   

Архив статей 2018 г.

Легко ли написать букварь по обновленной программе?

№ 3 (174) март 2018г.

В.К. ПАВЛЕНКО, профессор, доктор педагогических наук, г. Алматы


Над разработкой теории букваристики, созданием первой учебной книги недаром трудились великие просветители прошлого века – К.Д. Ушинский, В.П. Вахтеров, В.А. Флеров, Д.И. Тихомиров, ученые советского периода – С.П. Редозубов, Д.Б. Эльконин, В.Г. Горецкий и др. У каждого из них была своя доказательная авторская концепция построения букваря: какой должна быть последовательность букв в букваре? На каких принципах строится эта последовательность? Какие буквы следует вводить раньше, чтобы увеличить количество слов и предложений для чтения? Какие слоги вводятся первыми для формирования навыков чтения? Какие слова, по каким признакам отбираются в столбики для чтения? Какие схемы и модели помогут детям быстрее ориентироваться в звуковой и звукобуквенной структуре слова? Как построить на ограниченном материале усвоенных букв содержательные и интересные тексты? Отсутствие доказательной авторской концепции построения букваря, по которому учится ребенок, ведет к непреодолимым трудностям на пути успешного овладения им грамотой – чтением и письмом.


Букварь… Это слово у каждого из нас вызывает теплые воспоминания о первом учебнике, с которым ты пришел в школу и который научил тебя читать и писать. Уже став взрослым, ты все еще помнишь даже обложку этой первой, но такой важной и дорогой для тебя книги, название которой простое и понятное, потому что связано со словом «буква».

Но за понятными для ребенка страницами букваря скрывается глубочайшая история букваристики, которую постигают авторы, приступая к созданию этого великого, такого простого на первый взгляд, но такого сложного учебника. Ведь в нем каждая вводимая буква, ее последовательность, каждый слог для чтения, каждое слово и предложение имеют свое теоретическое авторское обоснование.

В 2015 году в соответствии с обновленной программой первоклассникам вручили их первый учебник, но это был не «Букварь», а «Обучение грамоте». Да и сам предмет стал называться не «Грамота», а «Обучение грамоте». Странно, почему предмет «Математика» не переименовали в «Обучение математике»? А учебник «Математика» тоже не назван «Обучение математике»? В чем же провинился «Букварь» и его предмет «Грамота», значение которого – «Чтение и письмо», а не «Обучение чтению и письму»? Слово «обучение» – это методический термин, которым пользуются учителя. А насколько необходимо знать его ребенку? Понимает ли шести-семилетний ребенок значение этого слова? «Всякий театр, – говорят знатоки своего дела, – начинается с вешалки». А всякий учебник, если перефразировать данное выражение, начинается с его названия, которое должно быть не только понятным детям, но и соответствовать содержанию учебника.

Что же мы получили? Что приобрели?

Сравнительный анализ предыдущей и обновленной программы по «Обучению грамоте» показал, что содержание новой программы не только не сокращено, но и значительно увеличилось.

Как ни странно, перегрузка произошла по причине подчинения программы коммуникативному принципу, согласно которому основной целью учебного предмета стало «создание условий для формирования функционально грамотной личности в процессе освоения навыков аудирования, говорения, чтения и письма во взаимосвязи с развитием речи и формированием элементарных грамматических представлений» (Учебная программа, 2015). В соответствии с данной целью содержание всего звукобуквенного материала, элементарные сведения по грамматике, необходимые для формирования навыков чтения и письма, стали подчиняться сквозным темам.

Что произошло с содержанием программы? Сквозные темы значительно расширили границы лексического материала по развитию речи, но без его связи с вводимым звукобуквенным материалом: буквы были просто распределены и указаны в теме. Содержание традиционных разделов грамоты (чтения и письма) при этом нисколько не сократилось. Более того, возросли требования к чтению и письму первоклассников. Обратимся к некоторым целям, поставленным в разделе «Чтение»: «Понимание лексических и синтаксических единиц в тексте», «Определение типов, жанров, стилей текстов», «Извлечение необходимой информации из различных источников», «Сравнительный анализ текстов» и др.

Следует задать вопрос составителям программы: «Вы знакомы с особенностями построения букварного текста, построенного на ограниченном количестве букв? О каких тогда жанрах и стилях может идти речь? Какой может быть сравнительный анализ и извлечение необходимой информации для детей, у которых еще не сложился навык беглого и сознательного чтения? О чем вы?»

Завышенные требования к чтению и письму присутствуют и в Долгосрочном плане. Вот определена сквозная тема «Все обо мне». И даны буквы: а, у, и, о, ы. Читаем требования, которые предъявляются в период развития речи по данной сквозной теме: «Чтение произведений о школе. Я школьник (написание рассказа)». Как вы считаете, может ли ребенок на материале 5 усвоенных букв прочитать и написать рассказ? Да, он может «слушать и рассказать» о школе, но прочитать не то что «произведения», даже текст о школе составит для него определенные трудности (если такой текст на материале 5 букв еще будет составлен автором букваря).

То же самое повторяется и в следующей теме: «Моя семья. Буквы м, т, л, с, р, ш». Те же невыполнимые требования, среди которых: «Что такое семья?» (поиск информации в нехудожественных текстах). «Один день семьи». (Написание истории о семье и поведении в жизни). «Что такое дружба» (написание истории о дружбе)». Возможно ли выполнение данных требований, когда еще учащиеся только начинают овладевать навыками написания букв, слогов и слов? Вы серьезно считаете, что такие требования выполнимы для детей, которые знают всего 11 букв? Есть ли такие нехудожественные тексты, лексика которых состоит из данного набора букв? Но если вы даете такие тексты, то зачем тогда вводить буквы, ведь, по вашим убеждениям, дети уже могут читать и писать целые рассказы? Да еще и различают стили и жанры текста! Предлагаю обратиться к учебнику «Обучение грамоте» для 1 класса (издательства «Алматыкiтап»). Смогли ли авторы реализовать требования программы – предложить тексты для чтения по данной теме? Но коль авторы ограничились лишь слогами и словами (именами) для чтения, так зачем же вводить в заблуждение общеобразовательную школу?

Вывод напрашивается сам собой: требования обновленной программы 2015 г. к чтению и письму в букварный период, когда у учащихся еще закладываются основы данного вида речевой деятельности, определены без учета возрастных возможностей для их выполнения.

2. Что первично? Лексика сквозных тем или лексика, которую диктуют изучаемые новые буквы?

Стремление подчинить предмет исключительно коммуникативному принципу привело к выдвижению на первый план сквозных тем для общения, которым должна подчиняться система последовательного введения звуков и букв, предназначенных для формирования чтения. Вторичная позиция, на которой оказались задачи формирования чтения и письма, привела к разрушению традиционной системы букваристики, при которой отбор лексики для развития речи определялся самой буквой, а не навязанной сквозной темой. Лексический материал сквозных тем оказался вне связи с буквами.

Традиционно вся лексика, предлагаемая на уроке в период обучения грамоте, подчинялась вводимой новой букве: с ней прочитывались слоги, слоги входили в состав читаемых слов, а слова – в состав предложений. Тексты строились на материале изученных букв, в которых самой частотной была новая буква. Картинки и лексический материал для демонстрации новой буквы диктовал тему по развитию речи. Обновленная же программа переместила центр тяжести на иную целевую установку – задачи развития речи подчиняются сквозной теме, ей же должна подчиниться и вводимая буква, т.е. лексика, на которой демонстрируется новая буква. Но возможно ли подчинение изучаемых букв предлагаемым сквозным темам? Найдутся ли такие слова? Ведь отбор слов для представления новой буквы обладает рядом особенностей, подчиняется особым принципам, и не всякое слово, в состав которой входит новая буква, может быть приемлемо. При отборе слов нужно соблюдать и позицию звука/буквы в слове, и простоту звуковой структуры слова, и доступность в его значении, и возможность наполнить слово для чтения изученными буквами. Что же произошло в ситуации, когда сквозная тема не нашла связи с отобранной лексикой для введения новой буквы? Происходит разрыв в целеполагании – на одной лексике развиваем речь, на другой – вводим новые буквы. Это, естественно, значительно увеличивает информацию одного урока.

Обратимся к программе (раздел «Долгосрочное планирование»): предлагается к усвоению сквозная тема «Моя школа» (более 20 часов) и буквы а, у, и, о, ы. Для усвоения сквозной темы определены и подтемы – «Экскурсия по школе», «Я экскурсовод школы», «Описание школьного маршрута» и др. А на каких словах будут вводиться данные буквы? Какие тексты предлагает программа? Как видим, основная цель программы – развитие речи по сквозной теме без учета лексики для формирования навыков чтения и письма.

От чего отказались?

От традиционной системы, которая подчинялась главной цели – научить читать и писать буквы, слоги, слова, предложения, читать связные тексты и параллельно развивать речь на материале прочитанных текстов.

В обновленной программе, к счастью, сохранились периоды обучения грамоте – добукварный, букварный и послебукварный. Значение каждого из них неоценимо. В программе определено содержание каждого периода, но отсутствует самое важное: указание на роль добукварного (звукового) периода для перехода к букварному.

Следует обратить внимание, что в период обучения грамоте мы закладываем основы грамотного письма. Бесспорно, можно научиться читать, не проходя звуковой период, но отсутствие навыков фонетической ориентировки в слове, умение его слышать и обозначать звук в звуковой схеме – первый шаг к грамотному письму. Совершенно справедливо требование про- граммы представить оппозицию звуков в этот период: гласный-согласный, твердый-мягкий согласный. Но, простите, как можно вводить в звуковой период оппозицию глухой-звонкий согласный? Ведь они совпадают по своему звучанию? Для того, чтобы реализовать данное фонетическое явление, нужно знать и обозначение звуков буквами, т.е. данная оппозиция связана с орфографическими, а не орфоэпическими законами, поэтому их рассматривают только в букварный период.

Графическое обозначение звуковой структуры слова помогает услышать, как правильно звучит слово, а при изучении букв – обозначить звуки буквами, т.е. составить звукобуквенную схему. Ведь не секрет, что самое трудное в обучении письму – овладеть навыком обозначения звуков буквами, которые не совпадают со звуками. Вот почему так важна звукобуквенная схема слова, которая демонстрирует несоответствие звуковой и буквенной структуры слова. При введении новой буквы необходимо указать ее связь со звуками, которые она обозначает (гласный, согласный твердый, мягкий), два звука – одна буква, один звук – две буквы. Отсутствие звукобуквенной модели препятствует формированию первых орфографических навыков грамотного письма, пониманию расхождений в звуковой и буквенной структуре слова.

В процесс обучения 1 класса уже вошел учебник «Обучение грамоте». Конечно, это еще не букварь, в нем не соблюдаются основные законы букваристики. Исходя из общей целевой установки программы, направленной на «создание условий» для формирования видов речевой действительности – аудирования, говорения, чтения и письма, это еще и не обучение грамоте (чтению и письму), а учебник по развитию речи, подчиненный тематическому принципу сквозных тем.

 

 

Слово эксперту



 
 

Журнал выходит 1 раз в месяц и распространяется по подписке в школах, лицеях и гимназиях
 
 
Копирование материалов
без ссылки на сайт
запрещено
 
 
 

 

E-mail: o.shkola7@mail.ru      

050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел. 8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10