электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


 Слово об учителе

 

   

Архив статей 2019 г.

Мелодия любви
Учителям, ушедшим, но свет в душах оставившим, – посвящается

№ 9 (190) ноябрь 2019г.

И.К. КОРКИНА, учитель русского языка и литературы КГУ «Специализированная школа-лицей №90», г. Алматы


Бывают такие осенние вечера, когда просто необходимо остановить мгновение и вернуться в то невозвратное, далекое, счастливое…

Вот упал на ладонь тот самый, из юности, «дубовый лист виолончельный»; вот узкая тихая улочка, вот скамейка перед входом в университетский корпус, это я сижу на ней, робкая, худенькая первокурсница. Зажав в руке яблоко, не смею встать и войти внутрь…

Но я вхожу…
Шаг за шагом,
След в след,
Под шуршанье листьев опавших…

Университетские аудитории моей студенческой поры казались мне огромными, светлыми; настраивали на романтический лад; а их пыльные парты с выцарапанными и только нам понятными знаками представлялись уютными. Я очень любила время начала занятий в 13:15. Прийти часа за два, войти в свободную аудиторию и посидеть, бездумно глазея в окно. А вдруг увижу и узнаю издали очень легкую юношескую походку Халаби Мухитовича, клетчатый берет набекрень Тамары Мадзигон, тяжелый портфель Нелисова Евгения Александровича…

Но бывали дни напряженнейшей работы. Практические занятия по современному русскому языку вела Рашида Садыровна. Она появлялась почему-то всегда внезапно: вот только что был шум, девчонки обсуждали очередной наряд Оли Круглыхиной – и вдруг тишина. Рашида Садыровна входила не торопясь, посверкивая стеклами очков, как бы настраивая нас на рабочий лад. И начиналась любимая диктовка. Я не просто упивалась интонациями голоса Зуевой, я мысленно повторяла точно так же, как она, все слова. Я впитывала оттенки фраз, паузы, вибрацию звуков. Рашида Садыровна выбирала тексты для написания особенно тщательно, с обилием разнообразных знаков препинания, с различной структурой сложных предложений. Все это было для меня неподражаемой музыкой. Мелодией любви.

Я и сама для текста диктанта в старших классах выбираю Толстого, Бунина, Тургенева. Однажды мы шли с Рашидой Садыровной от Масанчи до Сейфуллина, и она что-то говорила о дочери Наташе, о том, что устала, что некогда вздохнуть, взглянуть на небо. А я, не смея дышать, внимала: «Как?! И она? Она устает? У нее житейские дела? Быть не может». В ноябре 2001 года на филфаке проводились мероприятия, связанные со слушанием молодых талантов-учеников. Привезла и я двух выпускниц. Мы стояли с ними в коридоре и анализировали выступление. И вдруг я увидела Рашиду Садыровну. Она почти не изменилась: все те же светлые волосы, очки и голос, единственный, который не спутаешь ни с каким другим: «Что, девочки, нигде нет места, как всегда?» Мы немного поговорили. Легко простились…

Падают листья осеннего сада,
в землю ложится зерно,
Что преходяще, а что остается –
знать никому не дано.
Белый мазок на холсте безымянном,
вязи старинной строка.
Что остается, а что преходяще –
тайна сия велика.
Пламя погаснет, и высохнет русло,
наземь падут дерева.
Эта простая и мудрая тайна
вечно пребудет жива.
Так отчего так победно и громко
где-то над талой водой –
Все остается! Все остается! –
Голос поет молодой?

Я счастлива, что в моей жизни были Вы, Рашида Садыровна, и все мои учителя, такие родные, любимые, незабываемые. Я признаюсь вам в любви. Запоздало. Запоздало. Запоздало.

&n 

Слово об учителе







 
 

 
 

Журнал выходит 1 раз в месяц и распространяется по подписке в школах, лицеях и гимназиях
 
 
Копирование материалов
без ссылки на сайт
запрещено
 
 
 

 

E-mail: o.shkola@rambler.ru       pan>font> a>

050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел. 8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10