электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


 Слово об учителе

 

 

В текущем номере ...

Слово об учителе:

 
 
 

 






 

Восхождение по ступеням памяти
Посвящается Ривиной Раисе Владимировне

№10 (171) декабрь 2017г.

В.Г. РОНКИН, заслуженный работник народного образования КазССР, г. Нью-Йорк


Приведу фрагмент из моей статьи. «Я думаю, что сотни выпускников СШ№ 2, СШ№ 56, Республиканской физико-математической школы помнят светлый образ своей учительницы русского языка и литературы Раисы Владимировны Ривиной. Ее блистательные уроки-лекции о Л. Толстом, А. Чехове завораживали. Пышная корона волос, красивый голос, огромная эрудиция, природный артистизм, юмор, переходящий в иронию, демократизм в отношениях с учениками, – все это создавало вокруг нее атмосферу влюбленности. Ее квартира была наполнена учениками, книгами, музыкой и дискуссия- ми на всевозможные темы. Она стала клубом, неформальным президентом которого являлась Раиса Владимировна. В ее день рождения в майское ночное небо взвивались ракеты. Так ученики изобретательно салютовали в честь своего педагога».


Похвальное слово учителю

В середине 90-х годов в Алматы издавалась газета «Столица». Как-то заместитель редактора И.Ю. Чупрынина обратилась ко мне с просьбой написать статью об известных алматинских учителях. За 35 лет моей работы в образовательном поле города я познакомился лично с сотнями педагогов. Среди них выделялись десятки и десятки ярких и неординарных личностей, профессионалов высшей пробы, о которых можно сказать «учителя от Бога». Свою статью я назвал «Похвальное слово учителю». В ней я рассказал о выдающейся учительнице русского языка и литературы, Герое Социалистического труда, заслуженной учительнице КазССР Рафике Бекеновне Нуртазиной. Она преподавала в казахской СШ№ 12, и многие поколения выпускников этой школы ей благодарны за хорошие знания русского языка. Ее методические разработки, печатные труды я нашел в каталоге нью-йорской библиотеки. Я вспомнил учителя истории СШ№ 25 и СШ№ 94 Катургу Леонида Филипповича. Выпускник СШ№ 28, летчик-фронтовик, он пережил плен, испытал преследования советской власти, но сохранил человеческое достоинство.

Конечно, я поведал читателям об учителе математики СШ№ 56 Архимеде Мынбаевиче Искакове. Его родители не случайно назвали Архимедом. Мне захотелось рассказать об Аде Васильевне Коробковой. В ее трудовой книжке была только одна запись: Учитель СШ№ 19. Она была бессменным президентом городского клуба организаторов внеклассной и внешкольной работы «Молодая картошка». Ада Васильевна – бард. Она сочинила более 300 песен, часть из них была опубликована.

И конечно, в своей статье я написал еще об одном учителе от Бога – Раисе Владимировне Ривиной. Сегодня я хочу подробнее рассказать читателям журнала «Открытая школа» об этом замечательном учителе.

Начну с некоторых любопытных бытовых деталей. Любимым занятием Раисы Владимировны было мытье окон. Для большинства из нас это рутинная и скучная, но необходимая работа, которой мы обычно занимаемся перед праздниками. А для нее мытье окон являлось почти священным ритуалом, и она это выполняла с удовольствием. Хочу заметить, что в ее квартире были очень высокие потолки и огромные арочные окна. Однако, это ей не мешало. Она взбиралась на лестницу-стремянку и вымывала стекла до блеска. Окна – это глаза здания. Мне думается, что человек с чистой душой стремится смотреть на мир через чистое стекло.

Еще одна бытовая деталь: она была хлебосольной хозяйкой. На празднике любила попотчевать гостей всякой вкуснятиной. Я очень любил ее заварные пирожные с кремом. Приглашая нас с женой на день рождения, Раиса Владимировна говорила: «Приходите, на столе будут ваши любимые заварнухи». На первый взгляд эти бытовые подробности не имеют прямого отношения к профессии. По моему убеждению, нельзя разделить человека и учителя-профессионала. Это все находится в одном флаконе.

Мы познакомились с Раисой Владимировной в 1967 году. Я заведовал кабинетом воспитательной работы в Алматинском городском институте усовершенствования учителей. Наш директор Я.С. Бенцион создавал свой коллектив методистов и пригласил Раису Владимировну возглавить кабинет русского языка и литературы. Он ее хорошо знал, так как работал директором СШ№ 2, а Раиса Владимировна там преподавала. На новом поприще расцвел ее талант как методиста. Она быстро завоевала авторитет среди учителей русского языка и литературы города. Ее лекции, семинары пользовались огромной популярностью, и учителя стремились на них попасть.

Раиса Владимировна никогда не была эстетствующей, окололитературной дамой. Она руководствовалась концепцией органического единства литературы и жизни. По ее мнению, доминантой творчества художников слова является их гражданская, нравственная позиция. Писатель, поэт через созданные им художественные образы транслирует читателю свое понимание действительности. В драматургии произведения, конфликтах персонажей читатель видит кальку жизни. Морально-этические вопросы она скрупулезно исследовала в творчестве ею любимого А.П. Чехова и успешно защитила диссертацию в 1965 году. Теме нравственности посвящена ее книга «Рядом растет человек».

Раиса Владимировна хорошо владела методологией и методикой преподавания литературы. По ее убеждению, познание учеником художественного произведения начинается с пробуждения интереса к материалу. Это предполагает развитие чувственного восприятия жизни, ее красоты или безобразия. А далее происходит движение от эмоционального переживания к осознанию мотивов поведения литературных персонажей и нравственной оценки их поступков. Ученикам необходимо помочь четко различать границу добра и зла. И, в конечном итоге, сформировать у них потребность нравственного выбора. Мне приходилось тестировать мироощущение, миропонимание учеников Раисы Владимировны. В 70-е годы прошлого века я вел на Казахском телевидении программу «До 17-ти». В ней мы поднимали важные нравственные вопросы. Назову некоторые темы: «Хочу и должен скрестили шпаги», «Человек в мире вещей», «Разговор о современнике и современности», «Поспеши за бегущим днем» и другие. Формой подачи материала был классный час. Участниками передач являлись старшеклассники из разных школ города. Раиса Владимировна в мой телевизионный класс рекомендовала и своих учеников, и я с удовольствием их принимал. Мне импонировало умение ее ребят мыслить и четко обосновывать свою позицию. Мне хорошо запомнился ее ученик с забавной фамилией Столбоушкин. Леша был ироничен и мыслил по-взрослому. Это общение с ребятами меня самого очень обогащало. Мне были интересны их взгляды на различные аспекты нравственного поведения людей. Я не читал им никаких нотаций и внимательно выслушивал их суждения. Это был диалог равных. Просто у меня было чуть больше жизненного опыта. Наши передачи были популярны у старшеклассников. Мы получали сотни писем из разных уголков Казахстана. Нам пришлось даже сделать несколько специальных передач «Почта До 17-ти». Раиса Владимировна всегда с интересом смотрела программу и давала много полезных советов. А как же иначе? Там же были ее ребята.

В начале было Слово

Раиса Владимировна учила своих старшеклассников внимательному, даже бережному отношению к слову как главному инструменту в творческой мастерской писателя. Она говорила, что богатство словаря русского языка– это драгоценный капитал. Талантливый писатель максимально использует его в своем произведении и воссоздает мозаику художественных образов. Словом он также рисует картины природы и органично вписывает ее в ткань повествования. Как-то я попросил Раису Владимировну разрешения посетить ее урок, на котором изучали роман А. Толстого «Петр Первый». Речь шла о языке романа. Я неплохо знал это произведение. Помнил основные сюжетные линии, а вот о языке как-то не задумывался.

В начале урока Раиса Владимировна поставила перед учениками задачу – самим определить часть речи, доминирующую в романе, опираясь на которую писатель воссоздает образ Петра. Она зачитала несколько фрагментов из книги, и ребята быстро определили – глагол. И действительно, подумал я, только с помощью глагола можно нарисовать образ человека, который изучил 14 ремесел и реформировал Россию, вырывая ее из рамок отсталости. Конечно, если вспомнить определение Карла Маркса, Петр это делал «варварскими методами», не считаясь ни с какими жертвами. И в этом заключалась противоречивость образа Петра. С одной стороны, он – человек активного социального действия, а с другой – деспот и тиран. «Толстой с помощью глагола сумел создать яркий художественный образ этого неординарного исторического персонажа», – подчеркнула Раиса Владимировна. Она напомнила фильм «Петр Первый», поставленный по мотивам романа, и показала отличие языка кино и языка книги. Я думаю, что ученики хорошо усвоили этот урок. Грибоедов первый высмеял смешение языков. Он писал о гремучей смеси «французского с нижегородским» в своем знаменитом произведении «Горе от ума». Раиса Владимировна показала эту смесь на примере речи княжен Буйносовых. Девушки, обращаясь к отцу, говорят: «Пуркуа, папаша, вы по утрам водку жрете?» Ученики смеялись. Раиса Владимировна объяснила, что язык – культурный код нации. Сленг – это псевдоязык. Утратив язык, народ лишается национальной идентичности.

Я не раз вспоминал ее урок, услышав язык русскоязычных иммигрантов на Брайтон Бич в Нью-Йорке. Они оторвались от одной языковой культуры, а другой не овладели. В итоге возникла ужасная смесь русского и английского языков. Приведу пример разговора в магазине. Продавщица спрашивает покупательницу: «Мадам, Вам колбасу наслсайстить или дать пиисом?» Обе прекрасно понимают эту тарабарщину. Я переведу на русский: «Женщина, Вам колбасу нарезать или дать целым куском?» Вот на таком «пиисе» здесь многие говорят.

Хочу также сказать об опасной тенденции, угрожающей русскому языку. Это новая форма выпускных экзаменов ЕГЭ. Я думаю, нормальные учителя русского языка и литературы не могут принять эту дикую новацию. Мне непонятно, как можно музыку языка Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Абая, Ауэзова загнать в узкое пространство «ЕГЭшных» тестов. «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань».

А вот язык известного литературного персонажа Элочки-людоедки легко вписывается в параметры ЕГЭ. Словарь этой героини состоял из 30 слов, половина из которых – междометия. ЕГЭ не рожден творчеством учителей. Авторами этой бездумной новации являются чиновники от образования. Они скопировали чужой опыт. За годы моей работы в Алматы я убедился, что большинство выпускников старой советской школы: казахи, русские, татары, уйгуры, корейцы и представители других этносов – говорили на прекрасном русском языке. В их речи отсутствовало московское «аканье», поволжское «оканье» и южное «гыканье». По моему мнению, в этом, безусловно, заслуга таких педагогов, как Р.Б. Нуртазина, Р.В. Ривина, С.Н. Островская, Р.З. Хисматулина, Е.Г. Петрова и многих других лично мне известных и неизвестных учителей Алматы.

Я очень внимательно слежу за тем, что сегодня происходит в образовательном пространстве республики. Очень позитивная культорологическая задача поставлена перед школами. Каждый выпускник, оканчивая школу, должен владеть тремя языками – казахским, русским, английским. Это прекрасно! Чем больше знает языков человек, тем выше его культура и тем шире его коммуникативные связи с миром людей. В решении этой задачи помогает интернет, айфоны и другие элeктронные носители языка. Эта тенденция, безусловно, выражает запросы времени. Вместе с тем, у меня есть серьезные опасения, чтобы казахский, русский как язык межнационального общения, языки других народов Казахстана не утратили своей идентичности, не превратились в сленг, суррогатный язык и не рухнули под прессом гаджетократии. Это означает, что нельзя будет сказать: «В начале было Слово». Великий казахский писатель и ученый МухтарАуэзов в совершенстве владел казахским и русским языками. На его надгробном памятнике высечены слова: «Вечно живет тот, кто миру оставил бессмертное СЛОВО».

Экскурсия по Бородинскому полю

Большое значение Раиса Владимировна придавала межпредметным связям. По ее мнению, знания учителя должны быть многомерными, объемными, а методическая палитра многоцветной. Учителю литературы необходимо представлять особенности исторического времени, в котором жил писатель и рождались его произведения. Она считала очень важным вплетать в ткань урока музыку, живопись, киноискусство.

Р.В. Ривина придавала большое значение месту, где жил писатель. Необходимо увидеть дом, в котором он проживал, предметы быта, которыми он пользовался. Очень важно для учителя ощутить ауру природы – лесов, полей, рек, неба, то есть всего того, что им эмоционально воспринималось. Свои впечатления учитель всегда передаст детям. Руководствуясь этими соображениями, она организовала поездку в начале 70-х годов большой группы учителей русского языка и литературы по пушкинским местам. Они посетили Михайловское, Тригорское и другие памятные места псковской земли, связанной с Пушкиным.

А по возвращении Раиса Владимировна планировала показать коллегам Бородинское поле. Это то самое историческое место, на котором в Отечественной войне 1812 года сражались армии Кутузова и Наполеона. На Бородинском поле в октябре 1941года советские солдаты вели тяжелые оборонительные бои с фашистскими захватчиками. Бородинское поле – одно из сакральных мест в России. На нем установлено более ста памятников и обелисков героям двух Отечественных войн. Разумеется, учителя литературы знали, что Бородинское сражение запечатлел в своей эпопее «Война и мир» Л.Н. Толстой. М.Ю. Лермонтов в стихотворении «Бородино» нарисовал яркую картину этого сражения. Планируя поездку, Раиса Владимировна попросила меня показать учителям эти исторические места. Почему она обратилась ко мне? В 110-и километрах западнее Москвы находится старин- ный русский город Можайск, а рядом с ним Бородино. В Можайске я провел свои школьные годы. Там жили мои родители. У нас был собственный дом с садом и огородом. Каждый отпуск я с семьей гостил у них. Западное подмосковье – это среднерусская равнина с лиственными лесами и сосновыми рощами; разнотравьем и многоцветьем сенокосных угодий; спокойными речками; невысокими холмами и туманными низинами. В мае–начале июня я любил вдыхать нежный тонкий аромат сирени. В июле мне очень нравился запах молодого сена. Осенью всегда любовался тяжелыми красными гроздьями рябины. Этой спокойной умиротворяющей красотой я напитался с детства. Не случайно одно из поселений вблизи Можайска называется Красновидово. Я об этом так подробно пишу потому, что Раисе Владимировне очень нравились эти места. Она несколько раз гостила в Можайске. А мои родители ее принимали радушно.

Р.В. Ривина – коренная алматинка. Окончила СШ№ 36, затем филологический факультет Казахского государственного университета. Россию она представляла умозрительно, по произведениям писателей, поэтов, по кинофильмам и картинам живописцев. В Можайске она погружалась в реальную Россию. Знакомилась с бытовой культурой этих мест. У нас в саду ела «местный виноград» – крупные краснобурые ягоды крыжовника. С удовольствием пробовала жареные грибы и лесные орехи, которыми ее угощали родители. Одна поездка в Можайск оказалась печальной. В августе 1975 года умер мой отец. Р.В. Ривина по каким-то делам находилась с дочерью в Москве. Я прилетел из Алматы и сообщил ей о нашем несчастье. Она сразу приехала в Можайск, чтобы разделить с моей семьей наше горе. В день похорон шел сильный дождь. Несмотря на ненастье, множество людей пришло проводить отца в последний путь. Р.В. Ривина сказала мне: дождь идет тогда, когда умирает хороший человек. Она умела сочувствовать и сострадать.

Однако вернемся в Бородино. Я хорошо знал и любил эти места. Свой первый поход я совершил туда, когда я учился в третьем классе. Мы с одноклассниками без разрешения родителей и учителей отправились в Бородино. Директор Семеновской школы дал нам классную комнату и разрешил переночевать. Он очень удивился, что мы пришли без взрослых. Ночевки не получилось. Где-то в первом часу ночи приехал мой отец и группа встревоженных родителей моих одноклассников. Меня не наказали, а ребятам досталось на орехи. С годами мои посещения Бородинского поля стали осознанными и регулярными. Скорее всего, это и определило выбор профессии – историк.

Хочу заметить, что я показывал эти места многим алматинцам: друзьям, знакомым. Однажды, в конце 70-х годов, ко мне в гости приехал студенческий строительный отряд Казахского университета. Ребята трудились в городе Гагарине Смоленской области. Это в 60-ти километрах от Можайска. В составе отряда были мои бывшие ученики, выпускники СШ№ 120 Гани Сулеев и Таня Каплинская. Они-то и привезли своих товарищей в гости. Я угостил ребят «брендовым» можайским молоком и повез в Бородино.

Директором военно-исторического музея была Анна Степановна Кудряшова. В 50-е годы она преподавала у нас русский язык и литературу и являлась нашим классным руководителем. Анна Степановна была в действующей армии, а после войны окончила педагогический институт. Она была человеком душевной чистоты и достоинства. Анна Степановна умела на равных разговаривать с президентом Франции, профессором истории МГУ и сотрудником музея. После школы мы переписывались. Я посвятил ей стихи. Приведу первую строфу:

Удивительно улыбчиво лицо,
И глаза – два ласковых оконца.
Я пошлю Вам завтра письмецо,
И вложу в него кусочек солнца.

В школьные годы я много читал. Чтение художественной, исторической, философской литературы стало любимым занятием всей моей жизни. А открыли для меня многоцветный мир литературы две замечательные учительницы: в Можайске – Анна Степановна Кудряшова, а в Алматы расширила мой литературный кругозор Р.В. Ривина. В 9-м классе я прочитал роман-эпопею Мухтара Ауэзова «Путь Абая». Жизнь казахов – детей степи, их быт, культура поразили мое воображение. Однако, в то время я не предполагал, что половину своей жизни я проживу в Казахстане. Раиса Владимировна очень ценила творчество Мухтара Ауэзова. Она многократно слушала его лекции и выступления. Р.В. Ривина много рассказывала мне о книгах и жизни этого талантливого казахского писателя.

Теперь наступила моя очередь исполнить просьбу Р.В. Ривиной и показать алматинским учителям Бородино. Говорят, долг платежом красен. Их группу я встретил в Можайске, и на автобусе мы поехали в Бородино. Сначала в деревне Горки мы поднялись на холм, где находился командный пункт М.И. Кутузова. Оттуда открывалась изумительная панорама Бородинского поля с деревнями, перелесками, холмами, речками и ручейками. Любопытно, что одна неприметная речушка называется грозным словом «Война». Затем мы осмотрели шатровый храм постройки 17 века в селе Бородино и пошли на Курганную высоту. Это самый центр поля, где стояла знаменитая батарея Раевского. На этом месте ныне могила генерала П.И. Багратиона и памятник, установленный в его честь. Рядом с Курганной высотой сооружен дзот времен 1941 года и на постаменте застыл танк Т-34. Потом я познакомил с экспозицией Бородинского военно-исторического музея. Педагоги увидели кивера, кирасы, сабли, шпаги, ядра и картечь. Это маленькие чугунные шарики – картечь, которая, по образному выражению М.Ю. Лермонтова, «визжала» и поражала воинов насмерть. Эти артефакты были извлечены из земли. Раскопки на Бородинском поле продолжаются и по сей день. Бородинское сражение было одним из самых кровопролитных в военной истории. В тот день по разным оценкам погибло около ста тысяч человек. Десятки тысяч раненых умерли на поле, в окрестных деревеньках и в Можайске.

В заключении мы посетили Спасо-Бородинский монастырь. Его построили после войны на месте гибели генерала Тучкова. Там же я показал монастырскую гостиницу, где ночевал Лев Николаевич Толстой. Он приехал в эти места в сентябре 1867 года. Писатель два дня скрупулезно изучал поле сражения. Он хотел найти кого-нибудь из старых солдат-участников этой битвы. Не получилось. Последний из ветеранов – сторож монастыря умер незадолго до приезда писателя. Я обратил внимание гостей, что Льву Николаевичу пришлось сутки добираться до Бородино и трястись по гатям старой смоленской дороги. Р.В. Ривина и ее коллеги были довольны нашей экскурсией и тепло поблагодарили меня.

В прошлое необходимо возвращаться. Это нужно для укрепления исторической памяти наций и народов. Р.В. Ривина это хорошо понимала.

В 1975 году в СССР готовились широко отметить 150-ю годовщину восстания декабристов. Р.В. Ривина попросила меня приготовить специальную лекцию для учителей литературы. Я согласился. Она выразила пожелание, чтобы я исторические факты связал с поэзией А. Пушкина, Ф. Тютчева, Н. Некрасова, и конечно, использовал стихи поэтов-декабристов К. Рылеева, А. Одоевского, В. Кюхельбекера. Я заметил, что не все поэты приняли восстание. Тютчев в своем стихотворении «14 декабря 1825 года» назвал декабристов «жертвами мысли безрассудной». «Учителя должны услышать и Тютчева. Пусть они поймут, что декабристы были больше утопистами и романтиками, чем реалистами. Однако, у них была своя правда. Они служили идее свободы. Декабристы хотели избавления народа от тирании самодержавия, а крестьян от цепей крепостничества. И в этом их нравственный подвиг», – подытожила Р.В. Ривина. Лекция получилась содержательной. Учителя остались довольны.

Продолжение в следующем номере

 

Наши друзья



Журнал выходит 1 раз в месяц и распространяется по подписке в школах, лицеях и гимназиях
 
 
Копирование материалов
без ссылки на сайт
запрещено
 
 
 

 

E-mail: o.shkola@rambler.ru      

0050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел. 8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10