электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


 Актуальная проблема:

Тема номера

   

Архив статей 2013 г.

 

Профессиональное выгорание или Техника безопасности для учителя

№ 1 (122) январь  2013г.


 
 

От редакции: На протяжении 11 лет существования журнала мы тесно общаемся с учителями, среди которых много наших постоянных авторов. Как правило, это уже состоявшиеся профессионалы, творческие, неравнодушные люди. Им присущи динамизм, любопытство, жажда нового и, конечно, любовь к детям. Они с радостью встречают новый учебный год. Но даже среди этой группы педагогов мы наблюдаем усталость, которая наваливается на них буквально с первой четверти. Даже эти оптимисты и энтузиасты жалуются на все возрастающую нагрузку. И дело не в часах, а возросшем грузе ответственности, огромном количестве «бумажной» работы и дел, не являющихся прямой обязанностью учителя. Как помочь учителю? Что делать в этой ситуации? Для поиска ответов мы прибегли к испытанному и ставшему уже для нас традиционным методу – в конце года созвали экспертный совет.
   В обсуждении проблем профессионального выгорания приняли участие директор Общественного фонда развития образования «БЭСТ» Рахима Дабыловна Куанышбаева, зав.кафедрой психологии образования и социальных коммуникаций КазНПУ им. Абая, доктор психологических наук, профессор Раушан Бейдалиевна Каримова, директор ОФ «Развитие и обучение для 21 века», кандидат педагогических наук Валентина Тихоновна Тихомирова.


Попова Л.А.Каримова Р.Б.Куанышбаева Р.Д.Тихомироав В.Т.Попова : Профессиональному выгоранию подвержены представители любой профессии. «Горят на работе» и менеджеры, и врачи, и юристы. Но более всех – учителя. Специалисты это объясняют тем, что педагогический труд отличают высокие эмоциональные перегрузки. Справляться с ними в вузе не учат. Как и чем можно помочь учителям?

Каримова: Прежде всего, необходимо помочь человеку понять, что с ним происходит. Ведь «выгорающий» учитель сам не осознает симптомы. На кафедре мы открыли кабинет психофизиологических исследований, у нас есть аппарат электроэнцефалографии. Используем его в учебных целях, исследуем биоэлектрическую активность мозга в учебной деятельности. Аппаратные исследования показали, что среди обычных студентов, которые никогда ни на что не жаловались, больше половины имеют те или иные патологические изменения биоэлектрической активности мозга. Сейчас мы исследуем динамику этой активности у студентов в процессе учебного года, посмотрим влияние различных стрессовых ситуаций на деятельность мозга. Это очень кропотливая работа. Второй этап – мониторинг психофизического состояния педагогов вузов по возрастам. То есть мы подходим к вопросу профессионального выгорания с позиции психофизиологии.

Тихомирова: Это проект Министерства?

Каримова: Это наша инициатива.

Куанышбаева: Действительно, проблема выгорания для любого педагогического коллектива актуальна. Но важно помнить, что процессу выгорания подвержены представители всех профессий, которые предполагают активное общение с людьми в ходе рабочего дня, то есть учителя не исключение. В целом на первое место по риску выгорания ученые ставят руководителей. Следует учитывать и проблему старения кадров.

В частных школа х проблема выгорания усугубляется наличием психологической нагрузки, обусловленной повышенным уровнем ответственности за результаты каждого ученика и соответственно повышенными требованиями со стороны родителей за качество обучения. Практика показывает, что работу в частной школе выдерживает не каждый.

Единственная возможность противостоять выгоранию – это воспитывать в себе устойчивость к профессиональному выгоранию, то есть умение жить и работать в имеющихся условиях, невзирая на трудности. Конечно, этому необходимо учиться. Наши учителя проходят дистанционные курсы обучения в рамках Всероссийского проекта «Школа цифрового века», в рамках которого можно изучить порядка 10 модулей, включая проблемы тайм-менеджмента и профессионального выгорания. Это помогает строить свою жизнь так, чтобы сохранить здоровье и не «сгореть» на работе.

Каримова: К сожалению, в Министерстве не учитывают реальную практику школьной жизни как педагогов, так и школьников.

Куанышбаева: Большое значение в снижении риска профессионального выгорания имеют условия работы. Они должны быть комфортными в широком смысле слова. То есть предполагается наличие положительного морально-психологического климата в коллективе, демократический стиль управления. Стабильная заработная плата и наличие соцпакета. В нашей школе все это есть. Более того, мы организуем и оплачиваем повышение квалификации для наших учителей, включая зарубежные поездки. В этом году на 3 миллиона тенге обновили ноутбуки всем учителям. Пользоваться ими можно как в школе, так и дома. Покупаем все необходимое, вплоть до бумаги. У каждого предметника есть свой кабинет. Мы не даем отпусков без содержания. Не увлекаемся организацией заседаний, во время осенних, зимних и весенних школьных каникул даем возможность педколлективу отдохнуть. Если у педагога окончились уроки, нет кружков, факультативов или иных занятий, он имеет право уйти домой.

Тихомирова: Согласна с вами: соцпакет очень важен, чтобы учитель держался, но помощь должна быть не только материальная, но и душевная.

Куанышбаева: Известно, что лучше и дольше работают те, кто не воспринимает работу как повинность, а получают удовлетворение от профессиональной деятельности. Все наши учителя говорят, что им интересно работать. Это одна из причин, почему пенсионеры от нас не уходят.

Родители переписываются с учителями в режиме on-line, входят в личный кабинет и все видят, у них нет информационного голода, но напрямую с учителями не общаются. Администрация берет на себя роль буфера в общении с родителями. Нельзя допускать, чтобы учителя выводили из равновесия в тот момент, когда он ведет уроки. Это обязательно скажется на качестве урока. Поддерживаем общественную деятельность родителей в школе, у нас действует родительский союз, который помогает нам вести внеклассную работу с детьми.

Тихомирова: А как у вас с обучением на рабочем месте?

Куанышбаева: На начальном этапе тренинги проводили каждую неделю, было множество внутренних семинаров. В нашем штате есть свой тренер по критическому мышлению. Три года мы работали под руководством российского профессора В.М. Монахова. Он часто приезжал в нашу школу. Сейчас предпочитаем дистанционное обучение, в частности, курсы при МГУ. В штате два психолога, они больше ведут индивидуальную работу,

Тихомирова: У вас много IT-шников?

Куанышбаева : У нас один системный администратор. Кроме того, директор основной школы Коломеец Л.С. является победителем республиканского конкурса «Лучший IT-менеджер Республики». Несколько лет назад мы ввели электронные журналы. Наша школа является пилотной школой проекта ЮНЕСКО «Обучение для будущего». В настоящее время нам удалось свести до минимума бумажный поток, заменив его электронным документооборотом.

Тихомирова: Чему бы вы хотели еще обучить своих учителей?

Куанышбаева: Индивидуальной работе с детьми. В частные школы зачастую приводят сложных детей.

Тихомирова: Проблемы с дисциплиной?

Куанышбаева: Дисциплина у нас высокая. Есть проблемы, не относящиеся к понятию «учебная дисциплина». Это связано с современными тенденциями, дети много времени проводят в Интернете, читают некачественную литературу, которая отрицательно влияет на их психику. В связи с этим в прошлом году мне пришлось прочитать японские книги, которые весьма популярны среди учеников среднего звена. В этих книжках красной строкой проходит мысль об убийстве и самоубийстве. Под влиянием таких «произведений» дети начинают чувствовать себя одинокими, порой говорят о том, что не хотят жить. Учителям работать с такими детьми сложно, ведь этому в педвузах не учат.

Каримова : Мы провели исследование. Выяснилось, чем больше стаж, тем выше стресс. Больше всех подвержены профессиональному выгоранию учителя второй категории, у которых еще неустойчивое положение. Признаки профессионального выгорания начинают проявляться у педагогов уже в 35-40 лет. Выявили два главных стрессогенных фактора – превышение педагогической нагрузки и недооценка труда.

Попова: В Алматы управление образования не приветствует работу на двух ставках. Многие директора и учителя не согласны. Они считают, что хороший учитель и при 36-часовой нагрузке даст хорошее качество. Как вы к этому относитесь?

Каримова: Это невозможно. Это выхолащивание профессиональной деятельности.

Куанышбаева: Это – вынужденная мера. Известно, чем больше нагрузка, тем выше уровень зарплаты.

Тихомирова: Мы проводили исследования по профессиональному выгоранию среди учителей Алматы и Тараза. В Алматы вырисовалась менее благополучная обстановка, чем в Таразе (см. «Открытая школа», №12(25), 2003 г., с.14-17).

Попова : Во многих статьях на тему профессионального выгорания красной нитью проходит мысль: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Вы с этим согласны?

Тихомирова: Нужно научиться не выгорать, а жить. Самое главное профилактическое средство – самообразование.

Каримова: К сожалению, у многих учителей сложилось потребительское отношение к социуму. Им все должны просто потому, что они – учителя. Мы объявили конкурс, в качестве поощрения – сертификат. Но учителя пишут как попало – ни научной новизны, ни творческого подхода, зачастую просто скачивают из Интернета. За такие работы мы сертификат не выдаем. Они отвечают: «Вы не даете – другой даст». Какое же здесь самообразование и творческий рост?

Тихомирова: Я хочу обратить внимание на вопрос – каковы самые неприятные последствия профессионального выгорания учителя? Я всю жизнь возле этой профессии. На меня не все тяготы профессии легли, но я заразилась многими вирусами педагогического пространства. И я вижу в основном одних учительниц. Потому буду говорить о женском выгорании в учительской профессии. С моей точки зрения, самым неприятным плодом выгорания современной школьной учительницы является ее падение в системе ценностей. Учительница перестает ценить человека. В лучшем случает в ученике учительница ценит грамотность: математическую, языковую, химическую и др.

Сколько презрительного и удушающего яда в голосе, в выражении лица, в движениях рук и всего тела, когда математичка говорит о мальчиках или девочках, допускающих ошибки в вычислениях, не помнящих формулу! Каким дихлофосом ненависти звенит голос филологини, когда она рассказывает о тупости находящихся на галерке его учительского пространства грамотности и читательской эрудиции! Вот в этом-то яде высокомерия, презрения и выгорает в конечном счете все ее личностное достояние: красота и внутренняя душевная, и внешняя, доброта, ум. И вот уже пред нами всего лишь ржавая и дырявая бочка с ядохимикатом злобности. Все, кто имеет возможность ее обойти, обойдут. Вот только дети не имеют этой возможности…

Кто и чем может помочь учительнице выбраться из этого кислотного пруда и перестать выгорать?

Во-первых, без душевного движения самой учительницы никто ее не спасет. Ну разве что болезни заставят задуматься и захотеть начать спасаться.

Многое, во-вторых, может сделать руководство школы. Заняться всерьез ценностным управлением. К сожалению, многие директора думают, что все решает материальное обеспечение и «толстый соцпакет». И не обременяют себя размышлениями и разговорами о других ценностях. И вот уже смешат учительницу вопросы типа «Кто я?», «В чем смысл моей жизни?», «В чем смысл моей работы?», «Что более всего важно для меня?»… Это печально.

Влияет сильно на ценности учительницы опыт учения на курсах повышения квалификации. Новая культура учения учителя, развиваемая проектами «Назарбаев Интеллектуальной Школы», дает возможность учительнице удостовериться в том, как много она сама не знает, не умеет, как малограмотна она сама, если посмотреть с позиций современной функциональной грамотности. Она получает опыт, позволяющий расстаться хотя бы с некоторыми убеждениями в своей безгрешности и своем величии. И это шанс для ее роста… Брезжит надежда, по меньшей мере.

Каримова: В целом проблема выгорания решаема и должна решаться как с помощью психолога, так и на основе самообразования, потому что, если в школе один психолог на все случаи жизни, это практически невозможно. Нужно обучать учителей психологической самопомощи. Кроме того, психолог должен работать с индивидуальными проблемами детей, на которые укажет учитель, с родителями и не только по вопросам успеваемости.

В качестве информации к размышлению я советую познакомиться с принципами Дао- философии:
1. Будь внимателен и концентрируй внимание на том, что делаешь сейчас. Слушай свое дыхание, чтобы избавиться от мыслей.
2. Действуй, а не рассуждай.
3. Совершай прямые действия – шаг за шагом.
4. Периодически расслабляйся – если нельзя изменить события, зачем беспокоиться?
5. Отдыхай в течение дня, созерцай что-нибудь приятное, Дыши животом.
6. Слушай свое сердце, когда принимаешь какое-то решение.
7. Принимай вещи такими, какие они есть, приспосабливайся к ним. Двигайся по течению жизни.
8. Будь открытым ко всем окружающим, к переменам, ищи новых друзей.
9. Находи смешное в повседневной жизни, не относись ко всему слишком серьезно.
10. Просто будь! Ни к чему не привязывайся, ничего не отвергай. Живи с открытым сердцем, пусть жизнь свободно протекает через тебя, принимай ее дары.

PS. Мы не ограничились этой беседой, а попросили всех, у кого есть наработки по этой проблеме, поделиться с нашими читателями своим опытом в формате статьи. Первые материалы уже поступили. Предлагаем их вашему вниманию.

 

 

Тема номера









 

 
 

Журнал выходит 1 раз в месяц и распространяется по подписке в школах, лицеях и гимназиях
 
 
Копирование материалов
без ссылки на сайт
запрещено
 
 
 

 

E-mail: o.shkola@rambler.ru      

050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел. 8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10