электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


Уроки нравственности

 

 

В текущем номере ...

 
 
скачать фильм "Сильные духом"

скачать фильм "Любовь"

скачать фильм "Друзья"

 
 

 

 

№10 (161) декабрь 2016г.

Хорошие книги делают нас лучше

От редакции. Не часто читатель может встретиться с автором книги, которая зацепила, заставила задуматься, которую хочется перечитать еще раз. Встретиться, чтобы просто поговорить с ним, выразить свою признательность и благодарность. В ноябре у алматинских книголюбов появилась такая возможность. В городе гостила Ольга Константиновна Громова. Для тех, кто с ней еще не знаком, представляю – главный редактор российского журнала «Библиотека в школе» (Издательский дом «Первое сентября»), автор повести «Сахарный ребенок» (Издательство «КомпасГид»). В 2015 г. книга включена в список выдающихся детских книг мира «Белые вороны», составляемый Мюнхенской детской библиотекой. Так как идея пригласить Ольгу Константиновну в Алматы принадлежит Розе Ахметовне Муменбаевой, библиотекарю лицея № 134, передаю ей слово.


Ольга Громова в Алматы

Р. А. МУМЕНБАЕВА, библиотекарь лицея № 134


Мое знакомство с Ольгой Константиновной Громовой началось в 2002 году, когда я стала слушателем «Библиотечной школы» в Москве, которую Ольга Константиновна тогда возглавляла. С тех пор мы постоянно с ней переписываемся. Летом я узнала, что Ольга Константиновна едет в Астану на Евразийскую международную книжную выставку-ярмарку «Eurasian Book Fair-2016», и у меня сразу же появилась мысль пригласить ее в Алматы. На мое предложение она легко согласилась, потому что помимо общения с коллегами-библиотекарями и читателями ее ждала здесь встреча с друзьями семьи. Это дружба длится вот уже 43 года, сначала дружили родители Ольги Громовой и Татьяны Прудниковой, а теперь они сами.

Я очень обрадовалась, потому что меня переполняли впечатления от ее книги «Сахарный ребенок», эта книга требовала серьезного разговора. Очень хотелось, чтобы с повестью познакомилось как можно больше читателей и чтобы у них была возможность пообщаться с автором. Я предложила прочитать книгу учителю литературы Бурдиной Ирине Александровне. Прочитав, Ирина Александровна поделилась своими впечатлениями и эмоциями с детьми. Рассказала детям, как читала и плакала. Они тоже читали и плакали. Потом обсуждали на переменах. Вместе с Ириной Александровной мы при содействии администрации нашего лицея начали подготовку к читательской конференции, в которой приняла участие Ольга Константиновна. Она была удивлена тем, что казахстанские дети знают о периоде репрессий, они, что называется, «в теме», а дети поразили и автора, и педагогов, и гостей конференции искренним откликом на прочитанное. На конференции ребята говорили о тех нравственных уроках, которые они вынесли из этой книги. Потом свои отзывы они написали и пере- дали автору. Некоторые из них можно прочитать ниже.

К организации встречи с библиотекарями подключилась София Кумаровна Раева, консультант по детской литературе Казахстанского библиотечного союза. 14 ноября в Национальной библиотеке Республики Казахстан Ольга Константиновна провела мастер-класс по громкому чтению для школьных библиотекарей и коллег из Централизованной библиотечной системы г. Алматы.

Громкое чтение – это, по мнению Ольги Константиновны, главный ответ на вопрос, что делать, чтобы дети читали. Не случайно громкие чтения – самая популярная форма массовой библиотечной работы. Бывая в зарубежных странах, Ольга Константиновна часто видела на дверях библиотек расписание громких чтений. Но как любое серьезное дело, технология громких чтений имеет свои тонкости, которые позволяют «включить» слушателей в текст. Эти тонкости Ольга Константиновна продемонстрировала, прочитав и обсудив вместе с собравшимися повесть Николая Назаркина «Завтрашние сосиски».

Еще одна встреча по инициативе Софии Кума- ровны состоялась в Консульстве РФ в г. Алматы, где собрались журналисты, педагоги и просто интересующиеся книгой люди.

Много откликов на встречи с Громовой было в фейсбуке. Вот некоторые из них.

Консул РФ, представитель Россотрудничества в Казахстане Ирина Владимировна Переверзева: «Удивительного человека принимали мы сегодня в Генеральном консульстве – автора книги «Сахарный ребенок» Ольгу Громову. Когда я читала ее книгу, никак не могла понять, сколько же душевных сил и какие нервы надо иметь, чтобы так просто и одновременно так пронзительно написать о страшных вещах, ставших обыденными.

Кант бала – так звали друзья маленькую шести- летнюю девочку, которую судьба забросила из теплого уютного дома в центре Москвы в голую холодную лагерную степь, в одночасье превратив маленькую звездочку в дочь врага народа. Дорогие мои, прочитайте эту книгу вместе со своими детьми. Это важно!»

Журналист Ольга Николаевна Гумирова: «Событие недели, взбудоражившее читающий народ Алматы, – встречи с главным редактором профессионального журнала «Библиотека в школе» Ольгой Константиновной Громовой. Кое-кому удалось приобрести книгу, большинство же, забросив все дела, читали в онлайн историю девочки из прошлого века, рассказанную Стеллой Нудольской и Ольгой Громовой, читали и, плача, перечитывали взрослые и подростки…

«Сахарный ребенок» – так называется эта книга. Она повествует о совсем не сахарной жизни маленькой девочки по имени Стелла, отца которой в 1936 году по ложному доносу осудили и отправили в ГУЛАГ на Колыму. А девочка вместе с мамой превратились в ЧСИР – членов семьи изменника Родины и были высланы в Киргизскую ССР. Это история о том, как ребенок, пройдя тяжелейшие испытания, которые не всякому взрослому по плечу, смог, благодаря матери и добрым людям, выжить и не сломаться, не потерять человеческое достоинство.

Казалось бы, – где мы и где годы сталинских репрессий? К чему ворошить прошлое? Но вот зацепило… Впрочем, для Казахстана, где каждая вторая семья попала под кровавое колесо сталинского режима (кое-кто утверждает, что 4 семьи из 5), эта тема не чужая… Да, в истории девочки Стеллы, получившей в Кыргызстане от местных жителей за белую кожу и светлые волосы прозвище «Кант бала», нет выдуманных эпизодов. Повесть написана по воспоминаниям вполне реального человека – Стеллы Нудольской, соседки по подъезду Ольги Константиновны».

Для меня это прежде всего была встреча с родным мне человеком, очень близким по духу и очень мне дорогим. Я надеюсь, что наша дружба с Ольгой Громовой продолжится. И возможно даже, мы отправимся в Киргизию по местам, описанным в книге.

 


Книга, которая вдохновляет

Отзывы учащихся лицея № 134 на книгу О. Громовой «Сахарный ребенок»


Уважаемая Ольга Константиновна!

Искренне хочу поблагодарить Вас за написание прекрасной книги «Сахарный ребенок». Рассказанная Вами история заставляет каждого задуматься о том, что мы имеем и чего не ценим, а после – сделать выводы. Эта книга дарит надежду на то, что у каждой грустной истории есть свой счастливый конец, что человек в силах одолеть любые превратности судьбы и что «добрых людей всегда больше»…

Также хочу добавить, что каждый абзац книги был прочитан мной с удовольствием, потому что повесть написана очень простым и понятным языком.

Долгалева Евгения 10 «В» класс, группа Э-47

Нечасто мне в руки попадались книги, после прочтения которых я могла бы подумать: «Именно этого мне так долго не хватало!» В самом начале истории я неосознанно примерила на себя образ маленькой Стеллы. Также, как и ей, мне долго, больше месяца, не могли дать имя, вообще не ждали девочку. Этот факт из ее жизни позволил очень скоро проникнуться всей ее историей.

Во время чтения я старалась сдержать слезы. Но не смогла. Сильнее всего меня тронул момент, когда Стелла вместе с матерью поют песню отцу в надежде, что он их услышит, не зная, что его больше нет.

Жизнь маленькой Эли Нудольской наполнена испытаниями, которые оказываются не по силам даже умудренным опытом взрослым. Выдержать все неожиданные, как удары плетью, трудности ей помогали сила духа и вера в чудо, привитые не менее мужественной матерью. Это, несомненно, вдохновляет.

Фазылова Жания 10 «Г» класс, группа Э-48

Мне кажется, что отчасти я нашла ответ на вопрос о том, что не так с нами как с поколением. С первых же глав меня восхитили богатство внутреннего мира, многогранность и эрудированность семьи главной героини. Прекрасно зная историю своей Родины и других стран мира, географию, иностранные языки, огромное количество стихотворений, они никогда не прекращали развиваться, их тяга к знаниям не ослабевала, и легко, аккуратно и играючи родители умели передать все свои знания, навыки и таланты детям.

Наверное, поэтому Стеллу Нудольскую воспитали такой сильной личностью. Мне очень понравилось, как девочку учили терпеть и давать сдачи. Потому, что Хороший Человек умеет терпеть и постоять за себя. Расшиби сейчас нос какой-нибудь шестилетний мальчишка, родители тотчас кинутся его «облизывать» или же крепко выругают.

Проводя параллели между поколением, описанным в повести, и нашим поколением, я поняла, что у таких, как Стелла Нудольская, такого избытка (а может, достатка) разных материальных благ не было. Но у тех ребят было нечто более важное: теплые воспоминания из детства, гордость за свою семью, жизнерадостность, вера в лучшее и стремление жить несмотря ни на что.

Стремлина Лада 10 «Д» класс, группа Х-31

Уже с первых страниц книга заинтересовала меня настолько, что дальше читалось взахлеб, в прямом смысле этого слова. События, описанные в повести, потрясли меня до глубины души. Жестокость охранников, поднявших руку на без- защитную девочку, чудовищный голод, спровоцировавший людей съесть маленького мальчика…

Однако, более всего меня впечатлило не это. Юлия – мать Стеллы – просто потрясающая женщина, вызвавшая во мне восхищение и уважение. Сколько силы, стойкости, выносливости и мудрости было заключено в этой замечательной женщине, которая смогла вырастить из своей дочери поистине прекрасного Человека, невзирая на все ужасы того времени.

И еще. Хотя в книге и описан довольно жестокий период времени, доброты и тепла в этой истории, на мой взгляд, в разы больше. Взять хотя бы тот момент, когда дед Савелий вместе со своей семьей помогает Стелле и ее матери: дает им теплый кров, воду, пищу, ухаживает за больной женщиной. И все это они делают для совершенно незнакомых им людей.

Я считаю, что эту книгу, несомненно, стоит прочесть каждому.

Хребтова Ангелина 10 «Д» класс, группа Х-31

В начале повести меня впечатлил гениальный метод воспитания Стеллы. Ее родители смогли привить маленькой девочке желание играть с ними в разные игры. Это оказалось очень важным воспитательным элементом. Не каждый ребенок в ее возрасте владеет таким объемом информации.

После ареста отца и отправки Стеллы с матерью в Среднюю Азию все коренным образом меняется для маленькой девочки.

Очень трудно представить себе чувства матери шестилетнего ребенка, которого ударили прикладом так, что сломали челюсть. Однако ни Стелла, ни ее мать не сдались. Их силе духа, стремлению быть свободными можно позавидовать. «Рабство – это состояние души. Свободного человека сделать рабом нельзя», – так говорила мать Стеллы.

В годы жизни в Киргизии они встречали много хороших, добрых людей. Это были и местные жители, и ссыльные, как они. Это говорит о дружбе народов, не сломленной никакими испытаниями, о людях, готовых помочь тем, кто в этом нуждается. На этом и строились все отношения героинь повести с людьми, встречавшимися им на жизненном пути.

Уразаев Чингиз 10 «А» класс, группа М-56

Читая книгу «Сахарный ребенок», волей-неволей сравниваешь те далекие времена с тем, как мы живем сейчас. Репрессии, гнет, ужасная несправедливость представляются чем-то невозможным современному человеку. Приходишь в ужас, когда понимаешь, что Стелла была далеко не единственным ребенком, прошедшим через весь этот ад, и судьба ее не была самой плачевной.

Трудно поверить, что все, описанное в книге, – правда. Я бы не смогла, но моя мама, заинтересовавшись этой книгой, рассказала, что мой прадедушка тоже подвергся репрессиям. Одна- ко, в отличие от отца Стеллы, его не отправили в лагерь, а сразу расстреляли, хотя донос был ложным.

Больше всего меня поразило отношение к детям. Ничего толком не объяснив, их заставляли делать какие-то абсурдные вещи, вроде закрашивания портретов Блюхера и Тухачевского, и наказывали при малейшем неповиновении. Их объявляли детьми врагов народа, но дети не понимали, в чем их вина. Ведь ее и не было вовсе.

Курасова Камилла 10 «А» класс, группа М-56


Что объединяет «отцов» и «детей»

На вопросы главного редактора журнала «Открытая школа» Л.А. ПОПОВОЙ отвечает главный редактор российского журнала «Библиотека в школе», автор повести «Сахарный ребенок» О.К. ГРОМОВА


Когда встречаешься с интересным человеком, обладающим богатым профессиональным и жизненным опытом, хочется расспросить его о том, что тебя волнует. С Ольгой Константиновной Громовой я решила обсудить свои сомнения по поводу интервью «Не будут они читать, и заставлять их бессмысленно» http: //www. ukrrudprom. ua/digest/Ne_budut_oni_chitat_i_zastavlyat_ih_bessmislenno. html).

В нем на тему «отцов и детей»: поколение Z (или как его еще называют «цифровые дети») и как с ним выстраивать отношения, беседуют журналист Юлия Фуколова и кандидат психологических наук, член правления Общества семейных консультантов и психотерапевтов, академический руководитель магистерской программы «Системная семейная психотерапия» НИУ ВШЭ, член IFTA (Между- народная ассоциация семейных психотерапевтов), член EFTA TIC (Тренинговый комитет Европейской ассоциации семейных психотерапевтов) Анна Варга.

– Ольга Константиновна, сегодня много говорят о разрыве поколений. Анна Варга объясняет это тем, что родители и дети принадлежат не только к разным поколениям, но и к разным коммуникативным системам. Дети уже полностью в компьютерном мире, а родители еще иногда грешат книгами. Исходя из этого, психолог считает, что новое поколение не будет читать, и заставлять его бессмысленно. Что Вы думаете по поводу этого прогноза?

Ну, во-первых, начнем с подразумеваемого и в статье, и Вашем вопросе посыла: мол, раньше все читали, а новое поколение не читает. Это ошибка. И раньше читали далеко не все и не везде. Если мы, конечно, не имеем в виду чтение задачек и параграфов в учебниках. И процент реально читающих детей снизился, но не катастрофически. Это мое впечатление. Могу ошибаться. Тут надо смотреть серьезные исследования, а не журналистские выкладки и не статистику посещения библиотек или книжных магазинов, которые, кстати, далеко не везде есть.

Разрыв поколений, конечно, существует – куда же денешься. Но разрыв нынешних детей с их молодыми родителями представляется мне не таким огромным, как принято говорить. Другое дело, что детей нередко гораздо больше окружают (и пытаются на них влиять) люди, которые значительно старше их родителей: педагоги, библиотекари, бабушки и дедушки. Сравните возраст родителей нынешних пятиклассников и средний возраст учителей этого звена. Вот по сравнению с этими «группами влияния» нынешние дети живут совсем в ином мире и разрыв с ними куда больше, чем, например, между нами – поколением 50–60-летних и нашими учителями. Вот тут-то и начинается паника: ах, они с другой планеты! Да, с другой. Ну так давайте будем разбираться в том, как они понимают мир, а не загонять их в свое понимание.

Что же касается погружения детей в компьютерный мир, то он есть, он практически часть жизни, но, на мой взгляд, это вовсе не означает, что дети не будут читать. Они будут читать по-другому, другое, но это не будет означать, что они совсем не читают. В конце концов, человечество пока еще хранит львиную долю серьезной информации, даже новейшей, в текстовом виде. И неважно, в цифровом формате этот текст или на бумаге, гипертекст с инфографикой или просто буквы.

Заставлять бессмысленно, это правда. Но штука в том, что это всегда было бессмысленно. Если весь наш класс был обязан прочитать «Онегина» в одно время, что – ВСЕ в самом деле читали? Да не читали! И не только «Онегина», но и ничего другого. Только вместо компьютера был футбол во дворе и иные развлечения, к чтению отношения не имеющие. А кто читал – тот читал.

– Снова хочу процитировать Анну Варга: «Дети – это маленькие марсиане, сегодня именно они идут на острие прогресса, поэтому мир должен приспособиться под них. Сейчас предыдущие поколения ничего не могут дать последующим… Тип культуры изменился, и наши знания детям не пригодятся». Но мы ведь не только знания передаем…

Я бы так категорично не утверждала. Во-первых, любой ученый вам скажет, что новые знания базируются на старых, а их кто-то должен передавать. Изменился тип связей между людьми, способы общения и передачи информации, и научной, и личной. Это да. А «наши знания» – это что? Если мы имеем в виду способы обучения, то – ДА, они устарели. Чтобы говорить с новыми детьми по-новому, нужно менять не технику в школе, а способ мышления учителей и чиновников от образования. И многие страны это успешно делают. А общий культурный слой, который передает старшее поколение младшему, по- моему, не зависит от «навороченных» компьютеров и способности детей все найти в сети в три секунды. Культурный слой – не справочник. Это про другое. Про способность мыслить самостоятельно. Вот это без культурного слоя никак не вырастет. И при чем тут, скажите, способы передачи информации?

– Я согласна с Анной в том, что родитель – это тот, «кто может приласкать, утешить, поддержать. В интернете ребенок этого не найдет». Семья – эмоциональная опора, которая важна для ребенка. В этом плане образцом для подражания всем родителям может служить семья героини Вашей книги «Сахарный ребенок» Стеллы Нудольской. Как, по- Вашему, в чем сила этой семьи?

Сила этой семьи, как и многих других интеллигентных семей, в том, что культурный слой – это не просто куча знаний в голове, а желание и способность эти знания прожить, обдумать, как-то осмысленно выстроить свою линию поведения в жизни. Они и дают силы остаться человеком в нечеловеческих условиях. Чем больше человек в жизни узнал, прожил и продумал, тем самостоятельнее и свободнее его мышление. С узким кругозором свобода мышления ниоткуда не возьмется. И кстати хочу сказать, что именно идея о культуре, которая дает силы выстоять в испытаниях, в свое время так зацепила издательство «КомпасГид», что оно решилось издать повесть никому не известного автора, да еще на такую трудную тему. И вообще, литература кое-что может сделать в плане развития душевных сил человека и его способности мыслить. В повести об этом много сказано.

– Евгений Ямбург посвятил Вашей книге статью «Нужно ли рассказывать детям о мрачных страницах нашей истории?» (http: //1001. ru/articles/ post/24190). В ней он пишет: «… зачем и для чего в конечном итоге человеку нужна культура? На этот вопрос в свое время исчерпывающий ответ дал будущий знаток детских душ, на чьих стихах воспитаны поколения малышей, К.И. Чуковский: «Культура нужна для того, чтобы было чем дышать, когда тебя повалили на спину, положили на лицо подушку, усевшись на нее огромным задом…»

Смольный институт, владение пятью языками, глубокие и разнообразные знания в области литературы, искусства – таков багаж у мамы Вашей героини. Далеко не каждый родитель обладает аналогичным. Сегодня в чести не «физики» и «лирики», а «потребители», то есть, с моей точки зрения, «митрофанушки» («А географию зачем учить, из- возчик сам довезет?» Только теперь вместо извозчика навигатор). На что опираться современным родителям?

В Вашем длинном вопросе заложен ответ. Его сформулировали Чуковский и Ямбург. Я его даже выделила курсивом. Что еще вы хотите услышать?

««Сегодня в чести… митрофанушки» – у кого, простите, они в чести? Мне кажется, это просто очередное клише. Не у всех же, раз мы, например, с вами говорим сейчас о культуре. И, кстати, у огромного количества людей сейчас в чести именно образование. Очень трудно попасть в хорошую сильную школу, где учат думать, в садик, где детей развивают, а не просто кормят, выгуливают и натаскивают на школу.

Митрофанушки были и будут всегда. Почему бы иначе Фонвизину понадобилось создавать такой образ, оказавшийся практически вечным? Кто хочет ориентироваться на них – может не напрягаться, их дети читать не станут, как не читают они сами. Остальные будут ориентироваться на то, что их дети должны быть образованны лучше родителей или, по крайней мере, не хуже, чтобы справляться с той жизнью, в которой родителей – защитников и помощников – уже может не быть. А это без усилий не дается. Если родители сами не учатся и не читают, то их дети этого делать не станут. Вот такой простой ориентир.

– История повседневности в наше время привлекает все большее внимание исследователей. В вышеупомянутой статье Евгений Ямбург пишет о роли литературы нон-фикшн, которая дает представление о мыслях, чаяниях и чувствах обычных людей в их повседневной жизни. Хотя «Сахарный ребенок» в аннотации назван «подростковым романом» и на- писана книга со слов героини Стеллы Нудольской, которая хранила эти события в своей памяти (а память ведь может и подвести), книге доверяешь. В ней много деталей, которые характеризуют быт, отношения между людьми, дух времени, которые невозможно придумать, а можно только отразить. Здесь, на мой взгляд, Ваша явная заслуга. Ведь как настоящий редактор Вы искали подтверждения фактам, о которых Стелла рассказывала мало или упоминала вскользь. Расскажите о своих поисках и находках.

Поиски и находки в работе над такой книгой – тема для отдельной книги. Конечно, основа по- вести, как всякие мемуары, – весьма субъективна. Приходилось много работать с историческими документами, с другими мемуарами, особенно касательно бытовой истории, проверять буквально все. Это очень интересная часть работы, но пересказать ее вот так в двух словах невозможно.

– Советский писатель-фантаст Иван Ефремов писал: «Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности». Он считал, что «взрыв безнравственности гораздо опаснее ядерной войны», потому что ведет к саморазрушению. Как предотвратить этот «взрыв безнравственности»?

Я бы поспорила с формулировкой причин разрушения империй, потому что любое государство как институт не может быть нравственным по факту самого устройства. Так что разрушение государств, мне кажется, – не от безнравственности. Наоборот: безнравственность массы людей – первый признак, что «неладно что-то в нашем королевстве». Вопрос: «Как предотвратить взрыв безнравственности?» – сродни вопросу: «Как улучшить Вселенную и ее окрестности?»

Всеобщая искренняя нравственность – утопия. Нравственность в человеке держится на двух вещах: общей культуре и законах, которые действуют для всех. Как только одно звено выпадает – начинается «распад империй». Мне кажется, что из истории великих империй напрашивается именно такой вывод, но я не историк… так что это только, как пишут в интернете, ИМХО. Я вычитала где-то, пока работала над книгой, интересное исследование (не помню, чье – увы!): в жестоких условиях сталинских лагерей или войны лучше выживали не крепкие крестьяне и работяги с железными мускулами, а «хлипкая» интеллигенция с высоким уровнем интеллекта. Парадокс? Да нет, думаю, это как раз к вопросу о нравственности, силе и государстве. Об этом уже все сказано в статье Ямбурга – что же я буду повторяться.

PS. Так получилось, что одновременно с работой над интервью я прочла «Письма о добром» Дмитрия Лихачева. Вот что он пишет в сорок четвертом письме: «Культура человечества движется вперед не путем перемещения в «пространстве времени», а путем накопления ценностей. Ценности не сменяют друг друга, новые не уничтожают старые (если «старые» действительно настоящие), а, присоединяясь к ста- рым, увеличивает их значимость для сегодняшнего дня. Поэтому ноша культурных ценностей – ноша особого рода. Она не утяжеляет наш шаг вперед, а облегчает». Если бы меня спросили, как донести эту мысль до тех, кто полагает, что «старым» ценностям не место в новом мире, как побудить их сконцентрировать внимание и силы на том, что объединяет поколения, а не разъединяет, я бы сказала: «Дайте им почитать хорошие книги, такие как «Сахарный ребенок» Ольги Константиновны Громовой».

 

 

 

Наши друзьяtd>



Журнал выходит 1 раз в месяц и распространяется по подписке в школах, лицеях и гимназиях
 
 
Копирование материалов
без ссылки на сайт
запрещено
 
 
 

 

E-mail: o.shkola@rambler.ru       /span>

0050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел. 8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10